Общие положения и понятия правового регулирования страхования объектов недвижимости в Российской Федерации

Содержание скрыть

В период развития рыночных отношений все большее значение в нашей жизни приобретают объекты, имеющие значительную стоимость. В ряду этих объектов одно из центральных мест занимает недвижимость с ее устойчивой тенденцией к росту стоимости, что является неотъемлемым признаком при определении «недвижимости» как таковой. Естественно, люди стараются предупредить негативное воздействие на принадлежащее им недвижимое имущество.

В глобальных катастрофах и катаклизмах, которые в настоящее время сотрясают многие государства мира, существенный, нередко невосполнимый урон наносится объектам недвижимости. Нельзя отрицать того, что помимо природных сил стихийного характера (наводнения, бури, землетрясения и т. п.), непрерывное изменение самой среды жизнедеятельности человека обусловливает возникновение различных неблагоприятных факторов (ядерные материалы, электромагнитное излучение, взрывоопасные вещества).

Все это влечет непредвиденные убытки, которые не могут быть предупреждены ни совершенствованием системы общественных отношений, ни профессионализмом осуществления той или иной деятельности. Лишь наличие заранее созданного материального резерва является гарантией нормальной жизнедеятельности человека при наступлении тех или иных нежелательных последствий.

Одним из наиболее распространенных объектов страхования является недвижимость, которая имеет повышенную экономическую ценность. Это обусловлено, прежде всего, тем, что она предназначена для использования в течение длительного времени. Как правило, объект недвижимости обладают конструктивной сложностью, требующей больших затрат на поддержание в надлежащем состоянии. Вместе с тем достаточно не простой процесс передачи права собственности на недвижимость обуславливает не очень высокий уровень ликвидности недвижимости как товара, так как ее нельзя быстро реализовать на наличные деньги.

Таким образом, важность предложенной темы, на взгляд автора, очевидна и продиктована реалиями общественно-экономической жизни страны.

Исследование возникновения процессов развития, а также современное правопонимание действительно уникального юридического явления, каковым выступает страхование недвижимого имущества, позволяет не только установить его место в системе гражданского оборота, но и, что более важно, выработать эффективные юридические способы воздействия на связанные со страхованием недвижимости гражданско-правовые отношения.

4 стр., 1625 слов

Развитие государственных ипотечных программ в современной России

... государственный институт развития рынка ипотечного кредитования в России принимает участие в реализации государственных ипотечных программ. В настоящее время АО «ДОМ.РФ» предлагает разнообразные программы ипотечного ... выступают ипотечные программы в РФ. Предметом исследования выступают механизмы ипотечного кредитования посредством ипотечных программ. Информационную базу реферата составили источники ...

Проблема страхования недвижимости заключается, прежде всего, в том, что в действующем российском законодательстве фактические отношения по страхованию недвижимости урегулированы в недостаточной мере и не созданы в должной степени те правовые формы, в рамках которых предстоит развиваться данной области страхования.

Необходимо совершенствовать законодательную базу и сложившуюся практику применения соответствующих нормативно-правовых актов с учетом возникновения в современных условиях новых факторов правового, социального, а также экономического характера, вызывающих постоянное изменение и развитие гражданско-правовых отношений в сфере страхования недвижимости.

Как известно, основанием возникновения правоотношения по страхованию недвижимости является договор. В последнее время значение договора особенно возросло в связи с тем, что нередко именно он становится единственным регулятором взаимоотношений сторон. Несмотря на перспективность развития отношений по страхованию недвижимости, оформление конкретных договоров часто вызывает определенные трудности, обусловленные, в первую очередь, несовершенством законодательства в этой области.

Изучению вопросов правового регулирования страхования недвижимости вообще и договора страхования недвижимости в частности в научной литературе, при этом вопросы правого регулирования страхования недвижимости не были предметом самостоятельного исследования. Судебная практика по данному вопросу далеко не единообразна, а количество научных разработок по этой тематике незначительно. Этим обусловлена актуальность выбранной темы.

Цель работы

Для достижения поставленной цели предстояло решить следующие задачи:

исследовать сущность страхования недвижимого имущества как вида имущественного страхования;

определить особенности недвижимости как объекта страхования;

исследовать содержание страхового интереса при страховании недвижимого имущества;

изучить правовую характеристику договора страхования недвижимого имущества;

исследовать правовую природу договора страхования недвижимости и элементы его структуры;

сформулировать определение договора страхования недвижимости;

разработать и обосновать рекомендации по совершенствованию норм, регламентирующих порядок заключения и исполнения договора имущественного страхования в целом и договора страхования недвижимости в частности.

Объектом исследования, Предметом исследования, Теоретической основой, Нормативной базой, Методологическую базу, Эмпирическую базу, Глава 1. Система правового регулирования имущественного страхования в РФ

1.1 Страхование недвижимого имущества как вид имущественного страхования

На деятельность человека, как в частной, так и в публичной сфере, постоянно оказывают воздействие различные факторы, в том числе негативные. Борьба с такими обстоятельствами, угрожающими хозяйственной сфере деятельности человека, издавна ведется или путем их подавления, или путем предупреждения. В данном случае речь идет о превентивных мерах по защите имущества (например, установка пожарных и охранных средств сигнализации, применение программных и аппаратных средств защиты информации и т. д.).

122 стр., 60998 слов

Страхование имущества юридических лиц на примере Д2 Страхование

... рынка страхования имущества в целом и на примере компании "Д2 Страхование"; 4. Проблем развития страхования имущества юридических лиц; 5. Пути решения проблем страхования имущества юридических лиц; 6. Перспективы развития страхования имущества юридических лиц. Страхование принадлежит ...

Кроме вышеуказанных средств, человечество выработало еще одно — страхование.

Как писал профессор В. И. Серебровский: «Сущность страхования заключается в том, что ущерб, которое данное хозяйство или человек могут понести от известной опасности, распределяется между несколькими хозяйствами или группами людей, находящимися в более или менее одинаковых условиях по отношению к наступлению той же опасности. Этот результат достигается тем, что те лица, которым угрожает какая-нибудь опасность, делают на случай наступления определенной опасности (пожара, болезни и т. и.) известные денежные отчисления (взносы), из коих постепенно составляется тот фонд, из которого впоследствии выплачивается вознаграждение потерпевшему».

Раскрывая особое значение страхования для общества, В. К. Райхер обратил внимание на способы борьбы со стихийными бедствиями, причем одни, превентивные (предупредительные) мероприятия, направлены на предупреждение и недопущение самого стихийного бедствия, другие — репрессивные — на уменьшение вредоносности стихийных бедствий. Помимо этих мер, он указал и на объективно существующую потребность в восстановлении причиненных стихийными бедствиями хозяйственных потерь за счет соответствующих ресурсов.

В.И. Серебровский, характеризуя страховые отношения, выделял еще одну дополнительную черту — моральное значение страхования, поскольку страхование, ослабляя момент риска, дает возможность человеку как носителю хозяйственной деятельности возможность с уверенностью взирать в неизвестное будущее.

Несомненно, эта функция имеет место, но только если мы оцениваем страхование не с правовой точки зрения. Ведь уверенность в будущем является в большей степени представлением субъекта о последствиях реализации стихийного бедствия, и у каждого индивидуума оно будет собственным, оригинальным. Подвергнуть это правовому регулированию невозможно.

А.А. Обарчук функции страхования сводит к следующим: «накопительная (формирование страховых фондов); компенсационная (возмещение убытков); превентивная (предупреждение наступления страховых случаев и минимизация убытков)».

Думается, что сфера страхования не охватывается лишь указанными функциями. К ним можно добавить такие функции страхования, как: сберегательная, служащая средством обеспечения защиты не только личных и имущественных потерь, но и самих денежных средств, вложенных в качестве страховых платежей (данная функция наиболее характерна для страхования на дожитие, когда категории «страхование» в наибольшей степени присуща функция накопления обусловленных договором сумм в их денежном выражении); контрольная, проявляющаяся в том, что страховые платежи аккумулируются в страховой фонд на строго определенные цели, используются в строго определенных случаях и строго определенным кругом субъектов.

13 стр., 6290 слов

Страхование автотранспортных средств (КАСКО)

... средств в страховой компании ОСАО «Россия»; ь Проанализированы перспективы страхования автотранспортных средств в современной России. Предметом исследования является совокупность систем и концепций по совершенствованию деятельности страховой компании. Объектом исследования представленной работы выступает страховая компания ...

Страхование существует как особая сфера перераспределительных отношений по поводу формирования и использования целевых фондов денежных средств для защиты имущественных интересов физических и юридических лиц и возмещения им материального ущерба при наступлении неблагоприятных событий и явлений. Отсюда можно сделать вывод о наличии еще одной функции страхования — распределительной, которая будет применяться одновременно с контрольной функцией.

Федеральным законом от 31 декабря 1997 г. «Об организации страхового дела в Российской Федерации» впервые закреплено правовое понятие страхования: это отношение по защите имущественных интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных событий (страховых случаев) за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых ими страховых взносов (ст. 2).

К характерным чертам страхования можно отнести: во-первых, не постоянный, а вероятностный характер отношений. При страховании нельзя заранее предусмотреть ни время наступления страхового случая, ни размер причиненных убытков. Невозможно определить заранее и конкретного страхователя, интересы которого будут подлежать защите в тот или иной момент времени.

Во-вторых, возвратность средств: страховые платежи после объединения их в страховой фонд подлежат (за вычетом расходов за услуги страховой компании) выплате самим же страхователям. Здесь необходимо конкретизировать отличие рассматриваемого нами страхования, связанного с непредвиденными чрезвычайными событиями, от социального страхования. Как пишет в своей работе Л. И. Лазарева: «Коммерческое страхование представляет собой сделку, страховое обязательство. Но государственное социальное страхование (обязательное страхование лиц наемного труда) предусматривает страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. При этом страхователем выступает организация (независимо от формы собственности), которая обязана зарегистрироваться в этом качестве, уплачивать страховые взносы, а застрахованным гарантируются права на получение страхового возмещения…на этот вид страхования действие закона «Об организации страхового дела в РФ» не распространяется».

Применительно к такой характерной черте страхования, как возвратность средств, размер выплат конкретному страхователю при рассматриваемой нами форме страхования (в отличие от социального) может зависеть не только от размера ущерба, но и от условий страхового договора: например, от размера страховых платежей, срока договора и т. д. Возврат средств, согласно среднестатистическим данным, осуществляется, как правило, по истечении пяти-десяти лет после их внесения. Поэтому невыплата средств какому-либо страхователю из-за краткосрочности договора лишь подтверждает вероятностный характер отношений при страховании, но не свидетельствует об отсутствии этой характерной черты страхования, ведь при страховании выплата средств предназначается не конкретному страхователю, а как бы всем им в совокупности.

2 стр., 891 слов

Понятие и сущность страхования недвижимого имущества

... объекта страхования. Такое возможно, если при его постройке использовались некачественные материалы или работы были произведены на низком уровне. Страховая сумма и страховое возмещение На размер страховой премии при страховании недвижимости ... и страховых суммах. Объект и виды страхования недвижимости При страховании недвижимого имущества объектом страхования может быть недвижимость в многоквартирном ...

В-третьих, строго очерченный (замкнутый) характер перераспределительных отношений, которые заключаются в том, что сумма ущерба, подлежащая возмещению при наступлении страхового случая, распределяется между всеми участниками этих отношений. Субъекты страхования — юридические и физические лица — аккумулируют в специализированной организации (страховой компании) денежные фонды, за счет которых и осуществляется защита имущественных и личных интересов указанных лиц. При этом риск раскладывается на всех страхователей.

Таким образом, переспределительные отношения при страховании основываются на том, что общее количество страхователей, участвующих своими взносами в формировании страхового фонда, как правило, превышает число страхователей, получающих право на возмещение потерь, связанных с наступлением страхового случая, что в конечном итоге и делает возможным перераспределение. И поскольку этот фонд используется исключительно для возмещения потерь страхователям, размер страховых взносов будет зависеть от количества лиц, участвующих в этих отношениях: чем шире круг страхователей, тем меньшая доля придется на каждого из них в распределении ущерба. Поэтому возможность возместить значительный ущерб при незначительных суммах взносов появляется лишь тогда, когда количество страхователей будет максимальным.

По форме осуществления страхование бывает обязательным и добровольным. Если классифицирующим признаком для различных форм страхования считать правовую структуру возникающих отношений (т.е. структуру прав и обязанностей), то существуют не две формы страхования, а пять: добровольное страхование, негосударственное обязательное страхование, обязательное государственное страхование, взаимное страхование, страхование с участием специализированного фонда.

Договор считается заключенным после достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям: об имуществе или ином имущественном интересе, являющемся объектом имущественного страхования, о страховом случае, размере страховой суммы, о сроке действия договора. Договор страхования считается заключенным в письменной форме и в случае, когда он оформляется выдачей страхователю составленного и подписанного страховщиком страхового полиса (свидетельства, сертификата) и принятием этого полиса страхователем. Несоблюдение письменной формы договора влечет его недействительность. Действие договора страхования начинается: при уплате страхового взноса наличными деньгами — со следующего дня после уплаты; путем безналичного расчета — со дня поступления удержанных взносов на счет страховщика.

Имущественное страхование является одним из видов добровольного страхования (другой вид — личное).

А так как договор страхования недвижимости регулируется в соответствии с договором страхования имущества, следовательно, страхование недвижимости также является добровольным, а не обязательным.

Объектом имущественного страхования является имущественный интерес или имущество. При страховании недвижимости могут быть застрахованы жилые дома, дачи, садовые домики, хозяйственные постройки, поставленные на постоянное место и имеющие стены, и крышу, а также квартиры со всеми конструктивными элементами, отделкой и оборудованием. Не подлежат страхованию квартиры, требующие капитального ремонта или находящиеся в домах, подлежащих сносу.

29 стр., 14291 слов

Страхование залогового имущества

... кредита, под который давался залог, страховое возмещение, если произойдет страховой случай, выплачивается собственнику имущества. Объект исследования. Цель дипломной работы - провести анализ рынка страхования залогового имущества в России. Для достижения ...

Последние годы в связи с массовой приватизацией в нашей стране очень многие граждане приватизировали свои жилые помещения, а соответственно стали собственниками своего имущество, что повлекло не только права владения, пользования и распоряжения, но и обязанности по содержанию и риск утраты жилья по каким-либо обстоятельствам. Поэтому, для того чтобы защитить интересы собственников жилых помещений, в качестве одного из условий приватизации нужно ввести обязательное страхование жилья. Это условие, с одной стороны, можно считать противозаконным, так как оно нарушает конституционный принцип — право граждан на свободу заключения договора. Но, с другой стороны, это условие является правовой защитой интересов собственников, цель которого состоит в страховом возмещении утраченного или поврежденного имущества (недвижимости) при наступлении страхового случая.

На практике наблюдаются случаи мошенничества. Причем оно может совершаться представителями страхователя (юридического лица), страховщика, застрахованными лицами, выгодоприобретателями или страхователями (физическими лицами), по сговору различными субъектами отношений страхования.

На стадии заключения страхового договора со стороны застрахованных лиц (страхователей — физических лиц) возможен обман в отношении страхуемого имущества. При этом лицо может: страховать несуществующее имущество, использовать для предъявления чужое имущество, взятое на время, или подделанные документы на имущество. Например, на якобы находящуюся в собственности квартиру, но на самом деле принадлежащую другим лицам и всего лишь арендуемую виновным. Также сюда можно отнести ввод в заблуждения относительно реальной стоимости страхуемого имущества, сознательно завышая ее для получения высокого страхового возмещения (обычно используются те же уловки, что и в первом случае, — подменяется временно свое имущество на более дорогое чужое имущество, применяется документальный обман).

Или страхование одного и то же имущества в размере его полной страховой стоимости у двух и более страховщиков.

На стадии исполнения страхового договора со стороны застрахованных лиц, выгодоприобретателей, страхователей — физических лиц возможен обман при осуществлении страхового случая самим застрахованным, выгодоприобретателем или страхователем — физическим лицом с целью получения страхового возмещения: застрахованное имущество (дом, дача, квартира и т.д.) уничтожается лицом путем поджога, взрыва, и т.д. для получения страхового возмещения.

Для того чтобы исключить случаи мошенничества и обмана страхования недвижимого имущества, на практике нужно уделить особое внимание условиям, порядку заключения данного договора, проверке документов, подтверждающих права собственников на данное имущество, реальность его существования.

Конечно же, вопросы, связанные со страхованием недвижимости, существуют и имеют большое значение не только для собственников, интересы которых могут быть нарушены, но и для государства, цель которого — максимально защитить права граждан. Но это возможно только в том случае, если страхование недвижимости как особый вид данных правоотношений будет законодательно закреплено и отрегулировано.

14 стр., 6503 слов

Страхование недвижимости

... положения страхования недвижимости Спецификой недвижимого имущества является возможность его использования только в условиях более или менее постоянного нахождения на определенном земельном участке, а для объектов, ... признаки финансов: страхование всегда имеет денежную форму выражения, распределительную функцию и связаны с формированием страхового фонда и использованием его на цели общественного ...

Исходя из изложенного, правовое регулирование страхования недвижимости можно определить как осуществляемое системой правовых средств воздействие на, общественные отношения, основным содержанием которых является несение на возмездной основе страховой организацией риска возмещения собственнику или иному титульному владельцу возможных убытков, выраженных в утрате или повреждении имущества, перечисленного в п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, и которые предполагают распределение указанных имущественных потерь между лицами, участвующими в создании специального фонда, являющегося источником возмещения и находящегося в распоряжении страховой организации.

В рыночных условиях страховая защита недвижимости имеет некоторые особенности, так как она является объектом особого рода, к которому неприменимы обычные нормы. Это обусловлено как высокой стоимостью объектов недвижимости, так и их социальной значимостью.

На наш взгляд, при определении места страхования недвижимости в системе отрасли гражданского права, его следует относить к подгруппе, входящей в группу правоотношений, регулирующих имущественное страхование. Таким образом, подгруппу отношений по страхованию недвижимости можно разбить на такие виды, как, например, страхование зданий, страхование квартир и т. д.

В настоящее время понятие недвижимости приводится в ст. 130 Гражданского кодекса РФ. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся, в частности, земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения и т. д. Таким образом, к отличительной особенности недвижимости относится ее неразрывная связь с землей (при этом сами по себе земельные участки также рассматриваются в качестве недвижимости), что, в свою очередь, предполагает ее значительную стоимость. Следует отметить, что Гражданский кодекс РФ, рассматривая участки недр и обособленные водные объекты в качестве недвижимости, ставит их в один ряд с земельными участками и делает независимыми от последних. Однако очевидно, что ни участки недр, ни водные объекты вне связи с землей существовать не могут. Вне связи с земельными участками недвижимые вещи теряют обычное назначение и соответственно понижаются в цене. Так, не рассматриваются в качестве недвижимости деревья, выращиваемые в специальных питомниках, или дома, предназначенные на снос.

Вместе с тем закон относит к недвижимости и объекты, которые по своей физической природе являются движимыми. Это подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (искусственные спутники, космические корабли и т. д.).

Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

В настоящее время в научной литературе нет общего мнения по вопросу о том, к какому из звеньев систематики при классификации страховых правоотношений следует относить правоотношения, связанные со страхованием недвижимости.

6 стр., 2556 слов

Страхование недвижимости

... недвижимости, связь рынка недвижимости с рынком капитала определили разнообразие и специфику видов страхования: Страхование атомных рисков – страхование объектов атомной энергетики. Возможно с перестрахованием рисков среди многих страховых пулов компаний. Страхование военного риска – страхование имущества ...

Представляется, что весь перечень имущества, предусмотренный в ГК РФ в качестве недвижимого, можно разделить на несколько групп:

1)недвижимое имущество, перечисленное в ч. 1 п. 1 ст. 130 ГК РФ: имущество, прочно связанное с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначения невозможно. Причем указанные признаки служат своего рода критерием, разграничивающим движимые и недвижимые вещи, который может быть применен ко всем объектам недвижимости. Ведь в эту группу входят объекты, которые не только по своему статусу, но и по своей природе являются недвижимостью.

Внутри этой группы можно выделить несколько подгрупп. Во-первых, объекты природного происхождения (земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения); во-вторых, искусственно созданные объекты, прочно связанные с землей (предприятия как имущественный комплекс и объект недвижимости, здания, сооружения, жилые и нежилые помещения;

2)недвижимое имущество, предусмотренное ч. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ. К данной группе законодатель относит: подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. В силу специфики этих объектов, а также необходимости повышенного контроля за владением, пользованием и распоряжением законодатель относит их к объектам недвижимости.

Тем не менее указанное в п. 2 положение ГК РФ подвергается в юридической литературе многочисленной критике.

Нельзя не признать, что во многом признание, по сути, движимых вещей недвижимостью имеет основной целью распространение на эти объекты правового режима, установленного для недвижимости. В данной ситуации необходимо говорить о таком юридико-техническом средстве, как фикция, под которой понимается факт действительности, «подводимый» под понятие (формулу), прямо противоречащее данному факту.

Однако нельзя забывать о том, что эти объекты отвечают главному требованию, предъявляемому к недвижимости, — связь с землей и несоразмерный ущерб их назначению при перемещении1.

Все вышеперечисленные объекты обладают особой ценностью в силу их эксплуатации в строго определенных условиях, потому ущерб может возникнуть при отрыве от привычной среды использования. Понятие «отрыв от привычной среды» следует, по нашему мнению, трактовать широко, включая такие аспекты, как перерыв амортизации; вынужденный простой, влекущий за собой несение убытков, упущенную выгоду и др.

Однако все еще сохраняющийся общий принцип определения недвижимого имущества как объектов, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, не отражает сути современного понимания недвижимости.

Необходимость в более гибком подходе к формированию понятия недвижимости, по мнению А.В. Черных, «…во многом определяется постоянным расширением нетрадиционных приемов предпринимательской практики и потребностями оборота. Например, самолет, используемый для пассажирских перевозок на регулярных авиалиниях, при применении рассматриваемых критериев, безусловно является недвижимостью. Тот же самый самолет, будучи приобретенным физическим лицом для личного пользования, превращается в движимую вещь. А если собственник данного самолета перестанет его использовать как личное транспортное средство и откроет в нем кафе или музей, то движимая вещь вновь превратится в недвижимую, даже при отсутствии прочной связи с землей»2. Или, например, перемещение зданий, представляющих архитектурную ценность, на значительные расстояния. Если четко исходить из критерия, предусмотренного законодательством, то ввиду отсутствия ущерба при их перемещении подобные объекты к недвижимому имуществу не относятся.

5 стр., 2033 слов

Договор Страхования в системе гражданско-правовых договоров

... имущество другого от известной случайности».Проанализировав определения договора страхования, можно выделить следующие его признаки.1) Договор страхования является правовой формой материального страхового отношения.Определяя права и обязанности субъектов и участников этого отношения, договор страхования одновременно выступает в ...

Таким образом, можно говорить об условности понятия «недвижимое имущество», а, следовательно, открывается широкий простор в истолковании предмета договора страхования недвижимого имущества. Тем не менее, при определении предмета страхования в рассматриваемом договоре среди многочисленных точек зрения на данный вопрос наиболее верной видится позиция М.В. Абрамова, согласно которой к основным признакам недвижимости следует отнести:

вещь, т. е. предмет природы или результата труда, по поводу которого возникают правоотношения;

вещь должна быть индивидуально определенной, т. е. необходимо наличие особых, только ей присущих черт, характеристик и качеств, она должна быть юридически незаменима;

вещи должны быть присущи такие признаки, как прочность и непотребляемость;

вещь должна находиться в определенной связи с землей. Причем прочность связи с землей считается достаточной, если перемещение объекта без несоразмерного ущерба его назначению невозможно, а также возможно причинение несоразмерного ущерба при изъятии некоторых объектов недвижимости из привычной среды эксплуатации использования. Кроме того, значение имеет не только сама связь объекта с землей, но и функциональное назначение объекта, которое невозможно реализовать без наличия этой связи.

Спецификой недвижимого имущества является возможность его использования только в условиях более или менее постоянного нахождения на определенном земельном участке, а для объектов, не связанных с землей и предназначенных для перемещения людей и грузов, особым условием является место их использования — это водное, воздушное или космическое пространство.

1.3 Содержание страхового интереса при страховании недвижимого имущества

Недвижимое имущество, подлежащее страхованию по договору страхования недвижимости, может быть утрачено (полностью или частично) либо повреждено в результате стечения обстоятельств.

Согласно пп. 1,2 ст. 930 ГК РФ, имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. Такой интерес мы будем в дальнейшем именовать как страховой интерес.

Сам по себе страховой интерес не является объектом страхования, поскольку «…объектом страхового обязательства является имущественный интерес страхователя в целостности страхуемого имущественного блага». Имущественные интересы, выступающие объектом страхового обязательства, поименованы в ст. 4 Закона о страховании, в ГК РФ. Суть же страхового интереса состоит в сохранении этих имущественных интересов. Следовательно, суть страхового интереса можно также свести к отмеченному нами ранее недопущению утраты недвижимого имущества или повреждения в результате стечения обстоятельств.

Следует отметить, что страховой интерес приобретает юридическое значение только при имущественном страховании. При страховании гражданско-правовой ответственности и страховании предпринимательского риска страховой интерес презюмируется: так, например, предполагается, что добросовестный участник гражданского оборота не будет желать наступления ответственности либо причинения убытков вследствие реализации предпринимательского риска. Соответственно, здесь страховой интерес вытекает из существа обязательства. В отличие от этого, при страховании имущества, в частности недвижимости, наличие страхового интереса необходимо доказать. Отсутствие доказательств в данном случае приводит к недействительности договора страхования.

Таким образом, по нашему мнению, можно сделать вывод о том, что наличие страхового интереса как условия выплаты страхового возмещения не презюмируется, а должно быть доказано выгодоприобретателем.

Интерес представляет позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ: «…при возникновении спора о действительности договора страхования имущества в связи с отсутствием интереса у лица, в пользу которого заключен договор, обязанность доказывать отсутствие интереса лежит на лице, предъявившем требование».

Необходимо также отметить, что по договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя и только в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность.

По договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Назначение лица, чьи интересы страхуются, здесь недопустимо, — это приводит к ничтожности договора страхования. Ведь если лицом, чьи имущественные интересы страхуются, является предприниматель, то кто-то несет расходы по страхованию его деятельности. Это противоречит сути предпринимательской деятельности, ведущейся самостоятельно, на свой риск и своим иждивением. Более того, такое страхование можно рассматривать как разновидность дарения, которое ограниченно используется в предпринимательских отношениях. Поэтому невозможно выделение лица, чьи интересы страхуются, при страховании предпринимательского риска.

По договору страхования риска ответственности за причинение вреда допустимо наличие лиц, чьи интересы страхуются. При этом данные лица могут не являться ни страхователем, ни выгодоприобретателем.

В договоре страхования недвижимого имущества лицом, чьи интересы страхуются, может быть не только страхователь, но и выгодоприобретатель. Это обусловлено тем, что при имущественном страховании то лицо, чье имущество страхуется, должно иметь интерес в сохранности этого имущества. Например, при страховании объектов незавершенного строительства по полису на предъявителя.

Таким образом, в отличие от договора страхования ответственности за причинение вреда, страхования ответственности по договору и страхования предпринимательского риска, по договору страхования недвижимости в качестве лица, чьи интересы страхуются, может выступать не только сам страхователь, но и выгодоприобретатель.

Юридическое закрепление страхового интереса при страховании недвижимости предполагает установление определенных правил поведения, только при неукоснительном соблюдении которых возможна страховая выплата.

Имеется определенная совокупность требований, предъявляемых к страховому интересу и позволяющих гарантировать его страховую защиту.

Так, например, страховой интерес должен быть имущественного свойства. Моральный интерес страхованию не подлежит. Интерес может быть будущим, возможным, неизвестным, условным, даже непоименованным.

Однако наличие правовой связи между определенным лицом и имущественным объектом еще не означает наличия страхового интереса. В то же время существование страхового интереса уже свидетельствует о наличии правовой связи между страхователем и объектом страхования.

Именно поэтому отсутствие интереса у лица, в пользу которого заключен договор страхования недвижимого имущества, может явиться основанием для обращения в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора страхования. И часто на практике это происходит после наступления страхового случая, а инициатором судебного разбирательства, как правило, является страховая организация, на которой лежит обязанность по выплате страхового возмещения.

Страховой интерес при заключении договора страхования недвижимости должен быть правомерным, т. е. не противоречащим существующему правопорядку. При совершении неправомерных действий (правонарушений) страховой интерес неправомерен. Данное требование базируется, главным образом, на положениях ст. 928 ГК РФ. Например, не подлежат судебной защите интересы, связанные с действиями, запрещенными уголовным, административным, таможенным и.иным публичным законодательством, либо интересы, возникающие в силу сделки, совершенной с целью, противоречащей гражданскому законодательству. Так, Ю. Б. Фогельсон, характеризуя страховой интерес по договору страхования имущества, пишет: «Интерес, страхуемый по договору страхования имущества, должен быть основан на федеральном законе, указе Президента РФ, постановлении Правительства РФ или договоре». И далее: «…правомерность интереса означает юридическую возможность фактически возможного поведения, приносящего пользу. Иными словами для того чтобы интерес был правомерным и подлежал страхованию, нет необходимости в легальном, позитивном разрешении соответствующего фактически возможного поведения — достаточно, чтобы это поведение было нормативно запрещено». Таким образом, по договору страхования недвижимости могут страховаться только те интересы, которые обусловлены возможностью поведения, не запрещенного нормативно-правовыми актами.

При этом нужно отличать такие признаки страхового интереса, как правомерность и юридическое закрепление.

Страховой интерес при заключении договора страхования недвижимости должен быть юридическим, т. е. основанным на законе, ином правовом акте или на договоре. Страховое вознаграждение принадлежит лишь лицу, находящемуся в определенной правовой связи с объектом страхования, — так называемому интересанту.

По одному из рассмотренных дел арбитражный суд кассационной инстанции отметил, что под страховым интересом понимается тот убыток, который страхователь может понести вследствие наступления страхового случая. Для наличия страхового интереса необходимо, чтобы лицо, в пользу которого осуществляется страхование, имело какие-либо права в отношении застрахованного имущества или несло связанные с ним обязанности.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что интересантом в исследуемом нами договоре страхования недвижимости всегда будет являться собственник недвижимого имущества. Данный интерес будет сохраняться у собственника даже тогда, когда принадлежащая ему недвижимость будет передана в пользование другим лицам.

Исходя из толкования ст. 930 ГК РФ, в отношении договора страхования имущества можно говорить о том, что основанный на законе страховой интерес в сохранении страхуемого имущества всегда принадлежит собственнику данного имущества, т. е. интерес собственника всегда основан на законе. Однако в соответствии с положениями ст. 930 ГК РФ может быть застрахован интерес, основанный не только на законе, но и на иных правовых актах или договоре. Это означает, что по договору страхования недвижимости может быть застрахован не только интерес собственника, а потому договор страхования может заключаться не только в его пользу.

Так, Ю. Б. Фогельсон пишет: «… Интерес в чужом имуществе может существовать у лица только в том случае, когда это лицо использует это имущество для своих целей. Отсюда следует, что интерес, подлежащий страхованию по договору страхования имущества, имеют лишь собственник и лицо, которое вправе на законных основаниях непосредственно использовать это имущество для себя».

С учетом изложенного, можно утверждать, что в качестве лица, в чью пользу осуществляется страхование недвижимости, может выступать либо собственник этой недвижимости, либо лицо, которое вправе на законных основаниях непосредственно использовать это имущество для себя.

Обратимся к правовой конструкции ст. 31 Закона «Об ипотеке», которая в п. 2 предусматривает обязанность залогодателя страховать недвижимое имущество за свой счет в полной стоимости от рисков утраты и повреждения. Помимо этого, ст. 32 данного Закона предусматривает обязанность залогодателя по сохранности заложенного имущества, в том числе для защиты его от посягательств третьих лиц, огня, стихийных бедствий. В случае же реальной угрозы утраты или повреждения заложенного имущества залогодатель обязан уведомить об этом залогодержателя.

Из рассмотренных выше положений Закона «Об ипотеке» можно сделать вывод о том, что в данном случае интересантом будет являться не только собственник недвижимости в лице залогодателя, но и непосредственно залогодержатель.

Более подробно остановимся на п. 2 упомянутой нами ст. 31 Закона «Об ипотеке», в соответствии с которой, как было отмечено, залогодатель обязан страховать недвижимое имущество за свой счет в полной стоимости от рисков утраты и повреждения. В то же время п. 3 данной статьи закрепляет право залогодержателя на удовлетворение своего требования по обязательству, обеспеченному ипотекой, непосредственно из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано. Таким образом, законодатель предусматривает страхование заложенной недвижимости как в пользу самого залогодателя, так и в пользу залогодержателя. По нашему мнению, это не совсем верно, так как залогодержатель здесь не является ни собственником застрахованной недвижимости, ни ее законным пользователем (подобный статус он может получить только в случае неисполнения своих обязанностей кредитором).

Исходя из этого, на наш взгляд, страхование имущества, заложенного по договору ипотеки, должно осуществляться только в пользу залогодателя за собственный счет.

Поэтому необходимо дополнить п. 1 ст. 31 Закона «Об ипотеке», изложив его в следующей редакции: «Страхование имущества, заложенного по договору ипотеки, осуществляется в пользу залогодателя за собственный счет в соответствии с условиями этого договора».

Таким образом, на наш взгляд, при страховании недвижимости любое лицо, имеющее страховой интерес, аналогичный интересу страхователя, на основании страхового полиса на предъявителя вправе получить страховое возмещение.

Учитывая изложенное в данном параграфе, можно сделать вывод о том, что в договоре страхования недвижимости юридически значимыми являются следующие признаки:

в качестве лица, чьи интересы страхуются, может выступать не только сам страхователь, но и выгодоприобретатель;

наличие страхового интереса как условия выплаты страхового возмещения не презюмируется, а должно быть доказано выгодоприобретателем;

при страховании недвижимости любое лицо, имеющее страховой интерес, аналогичный интересу страхователя, на основании страхового полиса на предъявителя вправе получить страховое возмещение.

Нужно также отметить точку зрения, представленную в литературе, в соответствии с которой под страховым интересом понимается тот «…убыток, который страхователь может понести вследствие наступления страхового случая.

Для наличия страхового интереса недостаточно одной только субъективной заинтересованности, просто желания сохранности имущества или невозникновения убытков. Необходимо, чтобы лицо, в пользу которого осуществляется страхование, имело какие-либо права в отношении застрахованного имущества или несло связанные с ним обязанности. Таким лицом является не только собственник имущества, но и его наниматель, залогодержатель, или комиссионер…».

Глава 2. Особенности содержания договора страхования недвижимого имущества

2.1 Правовая характеристика договора страхования недвижимого имущества

Особенности юридических фактов, лежащих в основе правоотношений по страхованию недвижимости, предопределяют существование добровольного страхования недвижимости. Таким образом, договор страхования недвижимости является основной формой, закрепляющей возникающие в сфере страхования недвижимости правоотношения.

Помимо этого необходимо отметить, что в последние несколько лет в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации активно обсуждался проект введения обязательного страхования жилья, который так и не получил дальнейшего развития. Тем не менее, если бы данный законопроект об обязательном страховании жилья был принят, он бы противоречил только положениям ГК РФ. Так, например, выделяя обязательное страхование, ГК РФ в п. 1 ст. 935 предусматривает только обязательное страхование имущества третьих лиц. В связи с этим Ю. Б. Фогельсон пишет: «Обязанность страховать может быть установлена только в отношении интересов лиц, не являющихся страхователем, либо в отношении ответственности страхователя перед другими лицами, либо в отношении имущества государственных и муниципальных предприятий (ст. 113 ГК) и учреждений (ст. 120 ГК).

Иными словами, обязательное страхование должно так или иначе быть связано с причинением вреда чужим интересам». Более того, данное положение подтверждается также судебной практикой. С учетом этого мы считаем необходимым исследовать в настоящей главе именно договорную форму страхования недвижимости.

Анализ существующей на сегодняшний день специальной литературы, посвященной проблемам страхования, показал, что исследование, имеющее целью выработку понятия договора страхования недвижимости, не завершено, а единообразие в толковании норм ГК РФ пока не достигнуто.

Договор страхования недвижимости, как видно, является подвидом вида договора страхования имущества. Определение договора имущественного страхования, содержащееся в п. 1 ст. 929 ГК РФ, сводится к тому, что одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Данное определение договора имущественного страхования, включающее в себя страхование различных имущественных интересов, позволило выделить в ГК РФ три разновидности договора имущественного страхования: договор страхования имущества (ст. 930 ГК РФ), договор страхования гражданской ответственности (ст. 931, 932 ГК РФ), договор страхования предпринимательского риска (ст. 933 ГК РФ).

Согласно позиции М. И. Брагинского в соответствии с п. 1 ст. 957 ГК РФ договор страхования по умолчанию является реальным, но волеизъявлением сторон может быть превращен в консенсуальный. На наш взгляд, более справедливым в данном аспекте представляется мнение Ю. Б. Фогельсона: «… норма п. 1 ст. 957 ГК говорит не о моменте заключения договора, а о его вступлении в силу. Несмотря на то, что ст. 425 ГК в качестве общего правила установления совпадение этих моментов, гражданскому праву известны сделки, когда момент заключения договора и момент его вступления в силу не совпадают. Таким свойством обладают, например, условные сделки. Таким же свойством законодатель наделил договор страхования, установив норму п. 1 ст. 957 ГК РФ, и это совершенно не означает, что правовая природа договора страхования (его реальность или консенсуальность) может зависеть от волеизъявления сторон».

Таким образом, несмотря на то, что для вступления договора страхования недвижимости в силу, как правило, требуется уплата денег, рассматриваемый договор все же нельзя считать реальным (п. 2 ст. 422 ГК РФ), так как заключение реального договора зависит от передачи имущества. Однако процедура заключения договора страхования недвижимости не включает передачу этой недвижимости, а требует лишь согласования условий сторонами. Следовательно, договор страхования недвижимости является консенсуальным.

Как было отмечено, носителями страхового интереса при страховании недвижимости могут быть страхователь или выгодоприобретатель. Исходя из этого, при рассмотрении субъектного состава интересующего нас обязательства, необходимо исследовать правовое положение страховщика, страхователя и выгодоприобретателя.

Состав участников отношений, регулируемых Законом о страховании, составляют: страхователи, застрахованные лица, выгодоприобретатели; страховые организации; общества взаимного страхования; страховые агенты; страховые брокеры; страховые актуарии; орган страхового надзора. Закон о страховании регулирует широкий перечень взаимоотношений: между лицами, осуществляющими различные виды деятельности в сфере страхового дела, или с их участием; отношения по осуществлению государственного надзора за деятельностью субъектов страхового дела; иные отношения, связанные с организацией страхового дела. Не все из данных правоотношений являются гражданско-правовыми.

Субъектный состав гражданско-правового (договорного) страхового отношения несколько уже. В целом страховое правоотношение при страховании недвижимости представлено несколькими группами субъектов. Во- первых, это страховщик — лицо, принимающее на себя обязанность выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Страхователь же — это лицо, непосредственно обращающееся за страхованием. Во- вторых, при страховании недвижимости может участвовать еще одно лицо — выгодоприобретатель. Выгодоприоретателем определяется третье лицо, в пользу которого производится исполнение обязанности страховщика по уплате страхового возмещения.

Статья 6 Закона о страховании определяет, что страховщиками являются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ для осуществления страхования, перестрахования, взаимного страхования и получившие лицензии в установленном законом порядке. Страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия.

) страховщиком может быть только юридическое лицо. К сожалению, законодательство не содержит четкого указания относительно организационно-правовой формы страховщика, что порождает немало споров. Наиболее верной в данном вопросе представляется позиция Д. А. Петрова, который, на основании нормы Закона «О страховании» о необходимости формирования уставного капитала страховой организации, считает, что страховщики могут создаваться только в форме хозяйственных обществ. Ю. Б. Фогельсон, критикуя данную точку зрения при комментарии ст. 6 Закона «О страховании», не приводит каких-либо весомых контраргументов!;

2)для страховщика характерна специальная правоспособность, выражающаяся в изначальной предназначенности для оказания страховых услуг и содержащая прямой запрет заниматься производственной, торгово-посреднической и банковской деятельностью. Страховщик должен иметь разрешение (лицензию) на осуществление страховой деятельности. «Страховщик, не получивший в установленном порядке лицензию, не может заниматься страховой деятельностью. Сделки страхования, заключенные страховщиком, не имеющим соответствующей лицензии, оспоримы в соответствии со ст. 173 ГК РФ. Это положение распространяется как на лиц, вообще не имеющих лицензии, так и на лиц, имеющих лицензию, но не на те виды страхования, которые фактически осуществляются»;

3)наличие специальных правил, обеспечивающих финансовую устойчивость страховой организации: определение минимально допустимых величин уставного капитала (ст. 25 Закона о страховании); обязательность формирования уставного капитала за счет денежных средств, что призвано максимально обеспечить интересы страхователя, застрахованных лиц, выгодоприобретателя, кредиторов страховой организации; оплата уставного капитала в полном объеме на момент выдачи лицензии на осуществление страховой деятельности.

Таким образом, в отличие от других участников гражданско-правовых отношений, страховые организации обладают определенной спецификой, препятствующей субъектам, не отвечающим предусмотренным законом условиям, заключать договоры страхования в качестве страховщика. Помимо этого, при совершении сделки по страхованию недвижимости страховщик обязан иметь лицензию на данный вид страхования.

Страхователем является сторона в страховом правоотношении, которая обязуется выплатить страховщику обусловленную сумму (страховую премию), взамен чего приобретает право требовать выплаты страхового возмещения (страховой суммы).

Это право требования может принадлежать выгодоприобретателю, если страхование производилось в пользу третьего лица.

Правовое положение страхователя определяется нормами ГК и Закона о страховании. В соответствии со ст. 5 Закона о страховании страхователями признаются юридические и физические лица, заключившие со страховщиками договоры страхования либо являющиеся страхователями в силу закона. Таким образом, можно выделить три группы страхователей: 1) юридические лица; 2) дееспособные физические лица; 3) страхователи в силу закона. В качестве страхователя не могут выступать публичные образования (государство, субъекты РФ, муниципальные образования).

Легальные признаки юридического лица содержатся в ст. 48 ГК РФ, а потому страхователь, учрежденный в качестве юридического лица, должен и обладать этими признаками.

Согласно ст. 21 ГК РФ дееспособность гражданина в полном объеме возникает с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении восемнадцатилетнего возраста. Кроме этого, круг лиц, имеющих возможность выступать в качестве страхователя, может основываться на признаке эмансипации (ст. 27 ГК РФ).

Страхователями при страховании недвижимости могут стать лица от 14 до 18 лет, обладающие дееспособностью, которая ограничивается законом. Сделка страхования, совершенная таким несовершеннолетним, действительна при наличии письменного согласования своих действий с родителями, усыновителями, попечителями (ст. 26 ГК РФ).

Не попадают в категорию страхователей малолетние граждане в возрасте до 14 лет (ст. 28 ГК РФ).

В отличие от несовершеннолетних лиц, которые являются самостоятельными субъектами правоотношений, у малолетних дееспособность полностью восполняется за счет их законных представителей, которые при страховании недвижимости не могут быть носителями страхового интереса, рассмотренного нами в предыдущем параграфе. Не могут быть страхователями граждане, ограниченные в дееспособности по причине злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК РФ).

В договоре по страхованию недвижимости такие граждане не могут выступать в качестве страхователей даже с согласия законных представителей. То же относится к душевнобольным и слабоумным лицам (ст. 29 ГК РФ).

Тем не менее, ограничение круга физических лиц по вышеуказанным основаниям не ограничивает их права на участие в отношениях по страхованию недвижимости в качестве выгодоприобретателей.

Согласно ч. 3 ст. 5 Закона об организации страхового дела выгодоприобретателем может быть физическое или юридическое лицо, не являющееся страхователем, но получающее страховые выплаты взамен последних, если это было предусмотрено при заключении договора страхования. Отличительная черта правоотношения по страхованию недвижимости — возможность лица получать страховую выплату, даже если это не было предусмотрено при заключении договора страхования. В данном случае речь идет о страховом полисе на предъявителя, выдача которого, при страховании в пользу третьего лица, является обязательным требованием.

Мы уже отмечали, что при страховании недвижимости обязательным условием появления в договоре третьего лица, получающего выгоду в результате страхования, выступает наличие страхового интереса у выгодоприобретателя, нарушенного в результате событий, предусмотренных в договоре страхования (согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ).

Однако страховой интерес выгодоприобретателя при страховании недвижимого имущества аналогичен страховому интересу страхователя. Совпадение интересов страхователя и выгодоприобретателя при страховании недвижимости оговаривается законодателем как обязательное, но не превращает их в общий интерес, потому выгодоприобретатель обладает аналогичным интересом, что и страхователь, но не тем, который является предметом страхового правоотношения.

Нормы ст. 929 и 930 ГК РФ подтверждают, что правовое положение выгодоприобретателя в данном случае представляет собой реализацию конструкции договора в пользу третьего лица.

Присутствие в договоре страхования недвижимости самостоятельной фигуры выгодоприобретателя связано не только с наличием у третьего лица права на получение страхового возмещения, но и с выполнением ряда обязанностей. Согласно п. 2 ст. 939 ГК РФ страховщик вправе требовать от выгодоприобретателя выполнения обязанностей по договору страхования, включая обязанности, лежащие на страхователе, но не выполненные им. Не совсем обоснованным, на наш взгляд, является широко сформулированная возможность возложения на выгодоприобретателя обязанностей в рамках договора страхования. Выгодоприобретатель, являясь третьим лицом, не может нести самостоятельных обязанностей по договору страхования (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

Он лишь исполняет чужое обязательство в рамках п. 1 ст. 313 ГК РФ.

Возникает вопрос: как выгодоприобретатель, являясь третьим лицом, может требовать выплаты страхового возмещения, если он, лишь исполняет чужое обязательство в рамках п. 1 ст. 313 ГК РФ?

На наш взгляд, обосновать данную ситуацию можно следующим образом.

Выполнение обязанности третьим лицом в договоре страхования недвижимости представляет собой реализацию страхового интереса, носителем которого и становится это лицо. Если рассуждать с позиций логики, то почему лицо, не заинтересованное в сохранности имущества, будет выполнять те требования, которые, как правило, предусматриваются в качестве обязанностей, возлагаемых на страхователя договором страхования недвижимости, например, принятие определенных мер по предотвращению наступления страхового случая (тщательное соблюдение мер пожарной безопасности при эксплуатации объекта недвижимости), своевременное внесение страховых взносов.

Иными словами, путем выполнения любой обязанности по договору страхования недвижимости третье лицо тем самым формально подтверждает наличие у себя определенного страхового интереса и впоследствии, при наступлении страхового случая, вправе требовать выплаты страховой премии. Данное положение подтверждается п. 2 ст. 930 ГК РФ, согласно которому договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен.

На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что при страховании недвижимости третье лицо, исполнившее любую обязанность, предусмотренную договором страхования недвижимости, тем самым подтверждает наличие реального страхового интереса и может выступать в качестве лица, имеющего право на получение страхового возмещения (выгодоприобретателя).

2.2 Условия договора страхования недвижимости

В отношении договора страхования недвижимости можно утверждать, что недвижимость, относимая ст. 130 ГК РФ к вещам, является предметом договора, а рассмотренный нами выше страховой интерес как было отмечено в предыдущем параграфе — объектом договора страхования недвижимости. Потому справедливо предложение И. В. Кривошеева о дополнении перечня объектов гражданских прав, установленных в ст. 128 ГК РФ, особым объектом — страховыми интересами.

Таким образом, предметом по договору страхования недвижимости выступают вещи, указанные в п. 1 ст. 130 ГК РФ.

Следующим элементом договора страхования недвижимости, согласно данному нами выше определению, является форма договора.

В отношении формы договора страхования недвижимости применяются положения ст. 940 ГК РФ.

В п. 1 рассматриваемой статьи реализована мера, установленная п. 2 ст. 162 ГК РФ, в соответствии с которой несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки.

Тем не менее, процедура заключения договора страхования недвижимости путем подписания одного документа или совершения других предусмотренных в ст. 940 ГК РФ действий может считаться сугубо формальной, так как согласно п. 1 ст. 957 ГК РФ договор обычно вступает в силу в момент уплаты страховой премии.

В ст. 940 ГК РФ выделяется несколько разновидностей письменной формы договора страхования. К ним относят единый документ, именуемый договором, а также страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанцию).

Принимаемое национальным законодательством равенство форм, отличается от международной практики, придающей каждому документу самостоятельное значение. Согласно нормам международного права только страховой полис обладает полной юридической силой страхового договора. Сложность и многоступенчатость процесса заключения страхового договора предопределяет самостоятельный характер иных используемых в международной практике страхования документов. Страхователю может быть выдан открытый ковер-нот, что представляет собой форму предварительного договора на проведение страхования. Страховой сертификат, являясь документом, удостоверяющим заключение договора страхования и содержание его условий, предоставляет право требовать выдачи страхового полиса и возмещения ущерба. Природа данного документа наиболее близка самому страховому полису. Используемые в международной торговле брокерские ковер-ноты и страховые уведомления представляют собой расписки брокеров и письменные доказательства обращения за страхованием.

С учетом вышеизложенного, на наш взгляд, применительно к договору страхования недвижимости нельзя согласиться с мнением, высказанным И. В. Кривошеевым, согласно которому «…предлагаемая международным правом система оформления страховых правоотношений позволяет функциональное использование определенных форм для закрепления отношений сторон на любой из стадий заключения и исполнения договора страхования». Далее, ссылаясь на судебную практику, он пишет: «Нельзя признать естественной ситуацию, когда судебная инстанция ставит под сомнение факт нахождения сторон в договорных отношениях, при наличии у страхователя выданного страховщиком страхового свидетельства и документов, подтверждающих своевременную и надлежащую оплату страховых взносов, только лишь потому, что у страхователя нет договора страхования, составленного в форме единого документа».

В данном вопросе мы поддерживаем мнение профессора Ю. Б. Фогельсона: «Страховой полис, подписанный страховщиком, не является договором страхования, а представляет собой один из документов, подтверждающих факт его заключения». Подобная позиция получила свое отражение и в судебной практике.

Поскольку при заключении договора страхования недвижимости в пользу третьего лица, не названного в договоре, обязательным является выдача страхового полиса на предъявителя, на наш взгляд, будет логичным более подробно остановиться на положениях законодательства, регулирующих такую форму договора страхования, как страховой полис.

В настоящее время российский законодатель в п. 2 ст. 940 ГК РФ закрепляет правило, приравнивающее страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанцию) к самостоятельной разновидности страхового договора, выступающего одним из юридических фактов возникновения страхового правоотношения.

Применительно к рассматриваемому нами договору страхования недвижимости можно говорить о следующем. В этом виде страхования, как нами было отмечено выше, обязательным условием при заключении договора страхования в пользу третьего лица, не указанного в договоре, является выдача страхового полиса на предъявителя. Данный страховой полис будет выступать в качестве юридического факта возникновения правоотношения между страховщиком и предъявителем полиса. Исходя из ст. 940 ГК РФ, акцептом заключенного страхового договора будет являться факт принятия страховщиком от страхователя соответствующего полиса, что будет представлять собой особый вариант акцепта, выступающего действием, свидетельствующим о принятии условий оферты. При этом страховой полис, подписанный страховщиком, будет в данном случае выступать не договором страхования недвижимости, а лишь документом, подтверждающим факт его заключения.

При анализе следующего элемента рассматриваемого нами договора, а именно, условий договора страхования недвижимости, сразу отметим, что подробное и глубокое исследование сущности условий договора не является задачей настоящей работы. В своем исследовании мы лишь выделим условия, необходимые для дальнейшего использования применительно к договору имущественного страхования.

Договорные условия, как способ фиксации взаимных прав и обязанностей, традиционно принято объединять в определенные группы, наиболее широкое распространение среди которых получили следующие: существенные, обычные и случайные.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те, относительно которых по заявлению сторон должно быть достигнуто соглашение. Обычные условия, в отличие от существенных, не нуждаются в согласовании сторон. Они предусмотрены в соответствующих нормативных актах и автоматически вступают в действие в момент заключения договора. При отсутствии такого условия в договоре спорные отношения между сторонами регулируются императивными или диспозитивными нормами закона. Случайными называются такие условия, которые изменяют либо дополняют обычные условия. Их отсутствие не влияет на действительность договора2.

На наш взгляд, некоторые ученые справедливо обратили внимание на то, что традиционное деление условий договора на существенные, обычные и случайные «…проводилось по смешанным основаниям». Так, критерием деления договора на обычные и случайные является адекватность условий уже заключенного договора соответствующим нормам закона.

С учетом изложенного можно говорить о том, что существенными признаются условия, которые необходимы и достаточны для заключения договора. Поэтому, если хотя бы одно из условий не будет согласовано сторонами, договор считается незаключенным.

Исходя из положений ст. 942 ГК РФ, к существенным условиям договора страхования недвижимости будут относиться условия:

об определенном имуществе, являющемся предметом договора страхования;

о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая);

о размере страховой суммы;

о сроке действия договора.

Рассмотрим особенности определения каждого из вышеназванных условий в отдельности.

Определение признаков предмета при заключении договора страхования недвижимости требует особого внимания. Страховщики не всегда заботятся о том, чтобы признаки страхуемой недвижимости были описаны в договоре с точностью, исключающей различное толкование.

В связи с этим нужно выделить следующие два способа индивидуализации предмета в договоре страхования недвижимости: а) детальное и исчерпывающее описание в договоре конкретного страхуемого недвижимого имущества; б) описание таких характеристик объекта, которые дают возможность его определения при наступлении страхового случая.

Несомненно, использование второго способа следует минимизировать, поскольку при наступлении страхового случая будет необходимо доказать, что он произошел именно с застрахованным недвижимым имуществом.

Помимо этого, важно отметить признак, являющийся обязательным для договора страхования недвижимости, — соблюдение условия о наличии у лица интереса в сохранении застрахованного недвижимого имущества.

При отсутствии страхового интереса отсутствует возможность причинения вреда и, соответственно, предоставление страховой защиты теряет смысл. Если в течение срока действия договора страхования недвижимости страховой интерес по каким-либо причинам исчезает, то прекращается и сам договор страхования.

В литературе отмечается, что установление наличия страхового интереса в имущественном страховании связано с конкретными обстоятельствами, в которых находится лицо, с возможностью наступления определенных событий. Отсутствие страхового интереса является основанием для отказа в иске о взыскании страхового возмещения.

Вторым существенным условием договора страхования недвижимости является условие о страховом случае, т. е. о характере события, на случай наступления которою осуществляется страхование.

В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона об организации страхового дела страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Необходимо различать понятия «страховой случай» и «страховой риск». Страховой случай — это свершившееся (реализованное) событие. Именно в этом смысле страховой случай несколько противостоит страховому риску, под которым скорее следует понимать предполагаемое событие. Тем не менее страховой случай, конечно, в меньшей мере, но обладает степенью случайности, т. е. можно говорить о том, что по своей природе страховой случай и страховой риск очень близки2.

Прежде всего, нужно указать на то, что страховой случай и страховой риск — это вероятностные, случайные события. Страховое законодательство не требует, чтобы событие, на случай наступления которого производится страхование, было объективно случайным.

Надо согласиться с мнением Ю. Б. Фогельсона о том, что наше представление о случайности или неслучайности — это вопрос информированности конкретного лица. Кто больше информирован о предстоящем событии, для того наступление данного события менее случайно.

Таким образом, участники правоотношения по страхованию недвижимости должны находиться в добросовестном неведении относительно страхового случая и страхового риска: они не знали и не должны были знать о том, что страховой случай уже наступил; что страховой риск обязательно наступит; что страховой случай, как и страховой риск, в принципе, может и не наступить. Именно эти обстоятельства имеют большое значение в правоприменительной практике.

В связи с этим интерес представляет следующее дело из практики Высшего Арбитражного Суда.

Страховщик обратился в суд о признании недействительным договора страхования недвижимости. В обосновании иска он указал, что страхователь умышленно не сообщил ему существенные обстоятельства о степени риска, а именно о том, что в здании, где находилось застрахованное помещение, из-за изношенной электропроводки несколько раз в течение двух предшествующих лет были возгорания, а последний раз — пожар. Эти обстоятельства были известны собственнику здания и всем владельцам помещений, а страховщик об этом не знал и не мог знать.

Несмотря на то что в результате расследования, произведенного по факту возгорания, было установлено, что пожар возник из-за неисправности электропроводки, тем не менее суд отказал в удовлетворении иска. При этом суд установил, что если при заключении договора страхования страхователь умолчал об известных ему обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска, которые не были и не должны были быть известны страховщику и которые не были оговорены страховщиком в стандартной форме договора страхования или в его письменном запросе, то основания для признания договора страхования недействительным отсутствуют.

Третьим существенным условием договора страхования недвижимости является условие о размере страховой суммы.

В соответствии с Законом о страховании под страховой суммой следует понимать денежную сумму, установленную федеральным законом или договором страхования, и исходя из которой, устанавливаются размер страховой премии (страховых взносов) и размер страховой выплаты при наступлении страхового случая.

По нашему мнению, из приведенного определения можно выделить два значения страховой суммы:

в пределах страховой суммы обозначается последующая выплата страхового возмещения страховщиком при наступлении страхового случая;

размер страховых взносов и страховой премии определяется исходя из страховой суммы.

Согласно п. 2 ст. 10 Закона о страховании при осуществлении страхования имущества страховая сумма не может превышать его действительной стоимости (страховую стоимость) на момент заключения договора страхования. Такой стоимостью для недвижимости принято считать ее рыночную стоимость в месте ее нахождения в день заключения договора страхования. Так, например, когда страховая сумма, указанная в договоре страхования жилого помещения, превышает его страховую стоимость, договор признается ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает стоимость этого помещения.

Помимо этого, п. 2 ст. 10 Закона о страховании предусматривает невозможность сторон оспаривать страховую стоимость недвижимого имущества, определенную договором страхования, за исключением случая, если страховщик докажет, что он был намеренно введен в заблуждение страхователем.

В связи с этим интерес представляет определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 13.05.1995 г.

Истец обратился в суд с требованием к ответчику, в лице страховой компании, о взыскании страхового возмещения в размере 7 млн. руб. с учетом инфляции, а также штрафа за несвоевременную выплату всей страховой суммы. При этом истец ссылался на то, что в этой страховой компании застраховал принадлежащую ему дачу на указанную сумму, выплатили же ему, когда дача сгорела, лишь 850 тыс. руб.

Ответчик иск не признал, утверждая, что при заключении договора истец ввел его (ответчика) в заблуждение, указав в качестве объекта страхования баню, не существовавшую в действительности. Кроме этого, по мнению ответчика, стоимость дачи и хозпостроек была завышена.

При рассмотрении дела городским народным судом, а также при пересмотре дела судебной коллегии по гражданским делам областного суда иск был удовлетворен. И первая, и вторая судебные инстанции пришли к выводу о том, что ответчик не вправе оспаривать страховую стоимость имущества, так как истец не допустил ее превышения и в заблуждение относительно имеющегося у него имущества (дача и хозпостройки) страховую компанию не вводил. Но при последующем пересмотре данного дела в Верховном Суде РФ заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте вынес вопрос об отмене судебных постановлений, мотивируя неполнотой выяснения судом обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. А также указал на то, что, принимая во внимание лишь доводы истца, предыдущий суд по существу не дал оценки возражениям ответчика, следовательно, было допущено нарушение принципа состязательности и равноправия сторон в гражданском процессе. Согласно определению, которое вынес Верховный Суд РФ «стороны могут оспаривать страховую стоимость имущества, определенную в договоре страхования, в том случае, если страховщик докажет, что он был намеренно введен в заблуждение страхователем».

Таким образом, если завышение страховой суммы явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора страхования недвижимости недействительным и возмещения причиненных этим убытков в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии. Это правило применяется и тогда, когда страховая сумма превысила страховую стоимость в результате страхования одного и того же объекта (квартиры, жилого дома, дачи) у двух или нескольких страховщиков (двойное страхование).

В этом случае сумма страхового возмещения, подлежащая выплате каждым из страховщиков, сокращается пропорционально уменьшению первоначальной страховой суммы по соответствующему договору страхования (ст. 951 ГК РФ).

Следует также отметить, что отличительной чертой страховой суммы при страховании недвижимости является то, что ее размер объективно определим и зависит от объема страхового интереса, тогда как, например, при личном страховании и страховании гражданской ответственности страховая сумма устанавливается соглашением сторон.

Страховая сумма при страховании недвижимости определяется исходя из оценки стоимости недвижимости, складывающейся из рыночной стоимости конкретного объекта недвижимости, устанавливаемой независимыми оценщиками в данной области.

На основании размера страховой суммы определяется размер страховой премии (страховых взносов).

В соответствии с п. 1 ст. 954 ГК РФ под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования. В практике в качестве аналога термина «страховая премия» применяется термин «страховой платеж». За счет страховых премий, уплачиваемых страхователями, формируется страховой фонд (страховые резервы), используемый для страховых выплат.

Страховая премия отражает возмездный характер страховой сделки и является платой за услугу, оказываемую страховщиком страхователю по договору страхования недвижимости.

Договор страхования недвижимости вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Страхование, обусловленное рассматриваемым договором, распространяется и на страховые случаи, происшедшие после вступления договора в силу, если в нем не предусмотрен иной срок начала действия страхования (ст. 957 ГК РФ).

Данной нормой закона установлено общее правило, согласно которому страховое возмещение действует после вступления договора в силу. Однако уже здесь установлено, что стороны могут предусмотреть и иные сроки действия страхового покрытия. Это означает, что временные рамки такого страхового покрытия могут быть по соглашению сторон расширены, и страховщик обязан возместить убытки, происшедшие до вступления договора в силу. Например, вследствие каких-то обстоятельств поврежден незастрахованный жилой дом. При заключении договора страхования этого объекта стороны могут договориться о возмещении ущерба, причиненного дому до его страхования, за счет увеличения размера страховых взносов.

Применительно к договору страхования недвижимости в отношении порядка уплаты страховых взносов судебная практика устанавливает, что при уплате страховых взносов в рассрочку условие договора об автоматическом прекращении договора страхования в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от исполнения обязательств. Данное определение было вынесено Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ по следующему делу.

Истец, в лице страхователя, обратившись в суд, указывал, что по договору страхования имущества им было застраховано помещение магазина, в том числе и на случай пожара. В магазине произошел пожар, причинивший ущерб, возмещение которого является предметом иска.

Ответчик, в лице страхователя, отклоняя предъявленный ему иск, сослался на то, что в договоре было предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку и содержалось условие, в соответствии с которым при просрочке внесения страхователем очередного страхового взноса страховщик освобождается от обязанности выплачивать страховое возмещение, а договор считается прекратившимся. В данном случае страховщик не внес в срок очередной взнос.

Суд исковые требования страхователя удовлетворил, указав следующее. Договор страхования был заключен в связи с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательств.

В рассматриваемом случае условие договора страхования о прекращении договора при неуплате очередного взноса предоставляло страховщику право в предусмотренном договором случае в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора (выплаты страхового возмещения).

Однако таким правом страховщик не воспользовался: о его намерении отказаться от исполнения договора вследствие нарушения, допущенного страхователем, последний не был извещен.

Поскольку страховщик не выразил прямо свою волю на отказ от исполнения договора после просрочки уплаты страхователем очередного страхового взноса, договор не может считаться расторгнутым (прекращенным).

Страховщик при определении размера страховой премии, подлежащей уплате по договору страхования недвижимости, вправе применять разработанные им страховые тарифы, определяющие премию, взимаемую с единицы страховой суммы, с учетом характеристик страхуемой недвижимости страхования и характера страхового риска. При добровольном страховании ценовая (тарифная) политика устанавливается, как правило, локальными актами страховщика.

Однако при этом страховщики обязаны при подаче документов на выдачу лицензии согласовывать базовые тарифные ставки с органом страхового надзора, установив поправочные коэффициенты по каждому виду страхования. В дальнейшем стороны по соглашению между собой, исходя из условий страхования, объема страховой ответственности, самостоятельно устанавливают страховой тариф по договору.

Денежная сумма, установленная федеральным законом и (или) договором страхования и выплачиваемая страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю при наступлении страхового случая, называется страховой выплатой.

Особенностью страхования недвижимости, в силу особого правового режима, является то обстоятельство, что условиями страхования страховой суммы не может предусматриваться замена страховой выплаты (страхового возмещения) предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу.

В соответствии с Законом страховое возмещение не может превышать размер прямого ущерба застрахованному имуществу страхователя или третьего лица при страховом случае, при этом верхним пределом при определении страхового возмещения является установленная договором страхования страховая сумма. То есть страховая защита имущества ограничивается его действительной стоимостью.

При неполном имущественном страховании страховщик осуществляет выплату пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. Однако договором страхования может быть предусмотрено возмещение в твердой сумме, которая может превышать указанную пропорцию, но не выше страховой стоимости.

Заключительным условием, относимым ГК РФ к существенным условиям договора имущественного страхования в целом, а также страхования недвижимости в частности, является срок.

Срок договора — это предусмотренный в договоре период времени, в течение которого договор действует. Общие положения о действии гражданско-правового договора установлены в ст. 425 ГК РФ, предусматривающей, что:

договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения, хотя стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора;

законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору.

Данные нормы в полном объеме распространяют свое действие и на договор страхования. Хотя и здесь существует определенная специфика.

«Если говорить о базовой модели для иных страховых договоров, то законодатель определил их как реальные — в соответствии с п. 1 ст. 957 ГК РФ договоры страхования вступают в силу с момента оплаты страховой премии или ее первого взноса. Однако участники сделки могут своим соглашением преобразовать договор в консенсуальный, когда он начнет действовать с момента заключения, независимо от оплаты страхователем страховой премии».

Применительно к договору страхования недвижимости реальность данного договора приводит к тому, что если в нем не предусмотрено иное, вступление его в силу приурочивается к моменту уплаты страховой премии или первого ее взноса. И соответственно, страховая защита распространяется на страховые случаи, происшедшие после вступления договора страхования недвижимости в силу, если в договоре не предусмотрен иной срок начала действия страхования.

Особенностью договора страхования является выделение двух понятий «действие договора страхования» и «действие страхования». Комментируя это явление, базирующееся на нормах ст. 957 ГК РФ, Ю. Б. Фогельсон совершенно справедливо отмечает, что «начало действия страховой защиты (страхования) отличается от вступления договора в силу тем, что момент вступления в силу относится ко всем обязательствам, а момент начала действия страхования — только к страховому обязательству»2.

Применительно к договору страхования недвижимости обязательства из этого договора будут возникать не тогда, когда он заключен, а когда начинается его действие. Условие договора об уплате страховой премии может стать обязательством только тогда, когда стороны установят иной момент вступления договора в силу, например, с момента его подписания. По общему правилу страховщик не вправе требовать от страхователя уплаты страховой премии до вступления договора страхования в силу3.

В договоре страхования недвижимости может быть предусмотрен срок действия ответственности страховщика, отличающийся от срока действия договора. Так, договор может быть заключен на один год, но обязанность страховщика при этом наступает только с момента оплаты страховой премии, следовательно, в случае оплаты страховой премии через определенный срок после заключения договора страхования недвижимости срок действия ответственности страховщика сокращается.

Договор страхования недвижимости, например, жилого помещения, может быть прекращен досрочно, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая и существование страхового риска прекратились по обстоятельствам, не относящимся к страховому случаю. К таким обстоятельствам, в частности, относится уничтожение застрахованного жилья в результате военных действий (ст. 964 ГК РФ), когда страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения.

В отличие от рассмотренных нами выше существенных условий, факультативные условия не требуют согласования сторон. Они предусмотрены соответствующими нормативными актами и автоматически вступают в действие в момент заключения договора: например, условия о замене выгодоприбретателя, предусмотренные ст. 956 ГК РФ, или условия о досрочном прекращении действия договора (ст. 958 ГК РФ) и т. д.

Применительно к договору страхования недвижимости к факультативным следует отнести те условия, которые включены в текст данного договора: например, условия о действительной стоимости страхуемой недвижимости (п. 2 ст. 947 ГК РФ), условия о порядке и размере уплаты страховой премии (п. 1 ст. 954 ГК РФ) и т. д. Тем не менее, после включения этих условий в конкретный договор страхования недвижимости они становятся субъективно- существенными для данного договора.

2.3 Правовой анализ некоторых обязанностей страхователя по договору страхования недвижимого имущества

страхование договор недвижимое имущество

Предоставление страхователем страховщику сведений, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (ст. 944 ГК РФ).

Важно отметить, что указанная обязанность вытекает из принципа uberrimae fide — «наивысшего доверия сторон», суть которого заключается в обязанности сторон (прежде всего страхователя) добросовестно информировать друг друга обо всех известных фактах, которые могут повлиять на условия заключенного договора. Впервые юридическое определение данного принципа было сформулировано в Англии в 1976 г. при рассмотрении дела Картер против Боэма (Carter visa Boehm): «Специальные сведения, на основании которых рассчитывается возможный шанс, кроются чаще всего в знаниях только страхователя: страховщик доверяет его заявлению, с уверенностью предполагая, что страхователь не скрывает никаких неизвестных ему обстоятельств, которые могли бы ввести в заблуждение страховщика и заставить его поверить, что данные обстоятельства не существуют. Сокрытие таких обстоятельств считается мошенничеством, и, следовательно, договор страхования является ничтожным… Наивысшее доверие запрещает одной стороне скрывать известные только ей сведения, вовлекая другую сторону в сделку, пользуясь невежеством другой стороны, которая считает обстоятельства совсем иными…».

На наш взгляд, следует согласиться с мнением Ю. Б. Фогельсона, который, комментируя ст. 944 ГК РФ, утверждает, что в ней сделано существенное изъятие из принципа uberrimae fidei, речь здесь идет только о тех обстоятельствах, о которых страхователю было известно при заключении договора, но не было известно и не должно было быть известно страховщику. Указанное изъятие действительно ведет в определенной степени к безответственности страхователя. Закон не обязывает его принять все необходимые меры для получения информации о степени риска, которые он принял бы, если бы не был застрахован.

С учетом изложенного, помимо освещенной в предыдущем параграфе судебной практики (постановления ВАС РФ о том, что если при заключении договора страхования страхователь умолчал об известных ему обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска, которые не были и не должны были быть известны страховщику и которые не были оговорены страховщиком в стандартной форме договора страхования или в его письменном запросе, то основания для признания договора страхования недействительным отсутствуют2), интерес вызывает следующее дело, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа.

Как следует из материалов дела, между ответчиком, в лице страховщика, и истцом, в лице страхователя, был заключен договор страхования судна. При этом ответчик, в лице страховщика, принял на себя обязательства по страхованию принадлежащего истцу судна на общую сумму 400 ООО тыс. долларов США с ответственностью за полную гибель и повреждения согласно параграфу 2 пункта 1 Правил страхования судов, утвержденных Росстрахнадзором 09.12.1994 г. (далее — Правила).

После наступления страхового случая неисполнение страховщиком обязательства по выплате страхового возмещения послужило основанием обращения страхователя в арбитражный суд с иском о взыскании страхового возмещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции сослался на наличие исключающих ответственность страховщика обстоятельств, предусмотренных Правилами, которые являются неотъемлемой частью договора. В качестве одного из таких обстоятельств суд назвал сообщение недостоверных сведений об объекте страхования. Под недостоверными сведениями суд первой инстанции счел то, что в заявлении истец, в лице страхователя, указал, что застрахованное судно имеет М-пр. класс. Документов, свидетельствующих о том, что это заявление истец не направлял страховщику, в материалах дела не обнаружено. Более того, истец, в лице страхователя, не оспаривает, что на момент заключения договора подтвержденный в установленном порядке классификационный класс у застрахованного судна отсутствовал.

Исходя из материалов дела, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил решение суда первой инстанции оставить в силе.

Как писал профессор В. И. Серебровский, «основной обязанностью страхователя является уплата страховой премии», т. е. в соответствии со ст. 929 ГК РФ с момента вступления договора страхования недвижимости в силу, если иное не предусмотрено сторонами в договоре, страховая премия считается внесенной, так как является основанием вступления в силу рассматриваемого договора. Впоследствии, в соответствии с вышеобозначенной статьей, а также, если это предусмотрено в самом договоре, страхователь обязан вносить страховые взносы.

Во-вторых, к данной группе нужно отнести обязанность страхователя (выгодоприобретателя) незамедлительно сообщить страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска (ст. 959 ГК РФ).

В связи с этим интерес представляет постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

Истец (страхователь) застраховал принадлежащее ему недвижимое имущество, а именно здание офиса, на случай гибели от пожара, взрыва, стихийных бедствий и противоправных действий третьих лиц. После наступления страхового случая (в офисе произошел пожар, в результате чего застрахованное здание было полностью уничтожено), ответчик (страховщик) отказал в выплате страхового возмещения. Он мотивировал это тем, что в нарушение ст. 959 ГК РФ страхователь не сообщил об изменении существенных обстоятельств договора страхования, что является основанием к выплате страхового возмещения. По заявлению ответчика, истец не сообщил или умолчал о том, что в здании офиса имеется или планируется к постройке баня.

Федеральный арбитражный суд согласился с предыдущими решениями судов первой и второй инстанций в отношении того, что иск в пользу страхователя следует удовлетворить. Суд мотивировал данное решение следующим образом.

Ссылка ответчика в кассационной жалобе на то, что при осмотре здания офиса страховщиком и заключении договора страхования баня, ставшая позже причиной пожара, отсутствовала, либо о ней не заявлено страхователем, не подтверждена документально, поэтому не принята коллегией во внимание. Вместе с тем имеющиеся в деле заключения пожарного надзора свидетельствуют о том, что при заключении страхования баня находилась в офисе. Потому заявление страховщика об отказе в выплате страхового возмещения на основании того, что страхователем были нарушены положения, предусмотренные ст. 959 ГК РФ, судебная коллегия сочла необоснованными.

В-третьих, абз. 1 п. 2 ст. 940, п. 3 ст. 941 ГК РФ, а также правила страхования (п. 2 ст. 943 ГК РФ) предусматривают обязанность страховщика выдать страхователю документ, подтверждающий заключение договора страхования.

Что касается прав и обязанностей страховщика по договору страхования недвижимости после наступления страхового случая, то здесь следует отметить, что, прежде всего, страхователь обязан принять разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры, чтобы уменьшить возможные убытки (ст. 962 ГК РФ).

Возможности страхователя для уменьшения убытков разнообразны. При этом могут возникнуть ситуации, когда для их уменьшения страхователь прибегнет к дополнительным расходам. Так, например, после страхования здания от пожара страхователь за свой счет установил противопожарную сигнализацию. В данном случае возникает вопрос: будут ли подобные затраты страхователя, направленные на уменьшение возможных убытков, подлежать компенсации со стороны страховщика? В настоящее время ни законодатель, ни судебная практика не пришли к окончательному решению этой проблемы. Мы в обозначенном вопросе, придерживаемся позиции, высказанной Ю. Б. Фогельсоном, который видит решение данной проблемы в применении обычая делового оборота: «Содержание этого обычая состоит в том, что для возникновения права на возмещение расходов существенными являются два момента: а) меры должны быть направлены на предотвращение вреда, который еще не причинен; б) вред, на предотвращение которого направлены принимаемые меры, неизбежно будет причинен, если они не будут приняты». Исходя из этого, Ю. Б. Фогельсон справедливо делает вывод о том, что:

а) подобные расходы подлежат возмещению, если меры принимаются после того, как опасность начала воздействовать на объект страхования, причиняя вред;

б) расходы на принятие мер по уменьшению убытков подлежат возмещению, если меры приняты до наступления страхового случая, но после возникновения опасности. При этом в результате данной опасности вред неизбежно будет причинен и страховой случай наступит, если не будут приняты соответствующие меры.

Таким образом, п. 2. ст. 962 ГК РФ не противоречит содержанию названного обычая, следовательно, приведенное мнение Ю. Б. Фогельсона справедливо.

Итак, на страхователе, требующем возмещения расходов, направленных на уменьшение убытков, лежит бремя доказывания следующих обстоятельств:

цель произведенных расходов — они должны быть направлены на уменьшение убытков от страхового случая;

необходимость произведенных расходов (возможно, часть из них не было необходимости производить);

неизбежность причинения вреда, большего, чем фактически был причинен.

Страхователь (выгодоприобретатель) после того как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя (ст. 961 ГК РФ).

Уведомление считается направленным в срок, если соблюден порядок, установленный п. 2 ст. 194 ГК РФ и п. 2 ст. 160 ГК РФ, независимо от того, когда его фактически получил страховщик. Направление уведомления необходимо отличать от заявления на выплату, но это различие должно быть зафиксировано непосредственно в договоре. Иначе страхователь может направить уведомление, включив в него требования о выплате. С этого момента начинают течь сроки, при нарушении которых страховщик несет ответственность согласно ст. 395 ГК РФ. В случае если срок выплаты не указан в договоре страхования, то он составляет в соответствии с п. 2 ст. 314 ГК РФ семь дней после получения требования.

Из содержания п. 2 ст. 961 ГК РФ следует, что при возникновении спора и отказе в выплате страхового возмещения страховщиком на основании рассматриваемого положения основное бремя доказывания будет лежать на страхователе. Таким образом, можно говорить о своеобразной презумпции вины страхователя.

2.4 Правомочия сторон договора страхования недвижимости

В отличие от большинства гражданско-правовых договоров особенности договора страхования недвижимости обусловили широкий круг прав и обязанностей страховщика, которые мы предлагаем классифицировать в зависимости от сроков осуществления этих прав и исполнения обязанностей:

1)выходящие за рамки содержания договора страхования недвижимости, определенные положением страховщика, обладающего специальной правоспособностью, и особенностями страхования недвижимости;

2)возникающие с момента вступления договора страхования недвижимости в силу и до момента наступления страхового случая;

3)возникающие с момента наступления страхового случая и до момента выплаты страхового возмещения;

4)при переходе прав на застрахованную недвижимость к другому лицу;

5)осуществление которых можно наблюдать на всех вышеперечисленных стадиях с момента заключения договора.

К первой группе нужно отнести, прежде всего, право страховщика на осмотр недвижимости в целях определения страхового риска (ст. 945 ГК РФ).

Конечно, формально в данном случае можно усмотреть некоторое нарушение конституционных прав неприкосновенности собственности. Потому право страховщика произвести указанные действия не означает, что «потенциальный» страхователь обязан предоставлять для осмотра или экспертизы свое недвижимое имущество, т. е. страховщик не может требовать принудительного проведения данных действий. Тем не менее, отказ страхователя от проведения подобных действий может служить основанием для отказа страховщика от страхования объекта недвижимости. Это объясняется тем, что именно от состояния и стоимости страхуемой недвижимости будет зависеть страховая премия. Потому в данном случае законодатель в большей степени выступает на стороне страховщика.

Осмотр страхуемой недвижимости страховщик проводит, главным образом, для оценки степени риска. Оценка риска представляет собой натурально-вещественный и стоимостной анализ всех рисковых обстоятельств, характеризующих параметры риска. Причем страховая стоимость, согласованная сторонами договора страхования и указанная в тексте, не может быть в дальнейшем оспорена страховщиком. Исключение составляет случай, когда страховщик не осмотрел страхуемое имущество и не провел экспертизу, т. е. не воспользовался своим правом на оценку риска, а сведения, представленные страхователем, оказались заведомо ложными.

Также к рассматриваемой группе прав и обязанностей сторон по договору страхования недвижимости следует отнести предоставление страхователем страховщику сведений, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (ст. 944 ГК РФ).

К указанной группе прав и обязанностей сторон по договору страхования недвижимости следует также отнести обязанность страховщика определить страховую сумму и тариф, исходя из которого производится расчет страховой премии (ст. 954 ГК РФ).

Страховщик при наступлении страхового случая обязан обеспечить возмещение ущерба, причиненного страхователю, в соответствии с условиями договора на основании его (страхователя) заявления и страхового акта.

При необходимости страховщик запрашивает сведения, связанные со страховым случаем, у правоохранительных органов, органов МЧС России и других служб и организаций, располагающих информацией об обстоятельствах страхового случая. То есть страховщик вправе выяснять причины и обстоятельства наступившего страхового случая. Так, на основании письменного заявления страхователя ему, в случае уничтожения жилого помещения, в течение пяти дней после проведения расчета ущерба может быть произведена страховая выплата в размере рассчитанного ущерба.

Расчет страхового возмещения за повреждение или уничтожение жилого помещения производится страховщиком в соответствии с методикой, утверждаемой органами исполнительной власти.

Рассмотрим, каким образом определяется ущерб при наступлении страхового случая в отношении жилого помещения на примере страхования квартир в Москве.

Размер ущерба определяется как сумма от каждого поврежденного или уничтоженного элемента квартиры. При этом процент износа квартиры за время действия договора не учитывается.

В случае разногласий стороны вправе требовать проведения экспертизы за счет стороны, потребовавшей ее. Если страховщик необоснованно отказал в выплате, то он примет на себя половину расходов на экспертизу.

При полном уничтожении квартиры выплачивается полная страховая сумма по договору, при повреждении — стоимость ремонта, но не выше страховой суммы по договору.

Возмещение ущерба производится в пропорциях, установленных Правительством Москвы, за счет выплат страховых организаций и страховых субсидий Правительства Москвы.

По договорам страхования жилых помещений, находящихся в частной собственности и расположенных в домах муниципального жилфонда, возмещение ущерба осуществляется за счет средств, предусмотренных в бюджете Москвы на указанные цели. При повреждении в результате страхового случая застрахованного жилого помещения страхователям возмещается 50% размера рассчитанного ущерба от Правительства Москвы и 50% — от страховой организации.

При уничтожении жилого помещения в результате страхового случая (признание жилого помещения непригодным для проживания) гражданам, зарегистрированным по месту жительства в уничтоженном жилом помещении, предоставляется другое помещение (квартира), отвечающее всем санитарным, техническим нормам и требованиям, установленным правовыми актами Москвы. Жилое помещение взамен утраченного предоставляется с учетом всех имеющихся в пользовании у граждан и членов их семей жилых помещений, в том числе принадлежащих им на правах собственности. Либо выплачивается страховое возмещение в размере страховой суммы, обусловленной договорами страхования.

Возмещение производится:

при уничтожении жилья — Городским центром жилищного страхования;

при повреждении жилья — страховщиком.

Ответственность страховщика по каждому страховому случаю наступает при превышении условной франшизы, которая равна 4 МРОТ.

В случае выплаты страхового возмещения страховая сумма уменьшается на размер выплаты, договор же продолжает действовать. Однако после восстановления поврежденного помещения страхователь должен увеличить страховую сумму до первоначальной, заключив дополнительный договор и уплатив дополнительную премию.

При получении страхователем возмещения ущерба от виновного лица страховщик освобождается от обязанности выплаты. Страховщик имеет право на суброгацию, если страхователь представит все документы, в противном случае страховщик не обязан производить страховую выплату.

Такими документами признаются:

заявление на выплату страхового возмещения;

квитанция об уплате страхового взноса;

документ, удостоверяющий личность страхователя;

страховой договор либо страховой полис на предъявителя;

документы о страховом случае (из милиции и т. д.).

В качестве прав и обязанностей сторон по договору страхования, входящих в четвертую группу, следует назвать права и обязанности при переходе прав на застрахованную недвижимость к другому лицу (ст. 960 ГК РФ).

Рассматриваемый договор страхования недвижимости всегда заключается в пользу заинтересованного лица. При этом наличие интереса не обязательно связано с правами на имущество. Тем не менее в большинстве случаев страховой интерес основан именно на них.

Данной статьей регулируются также отношения, связанные с переходом вещных прав, которые страхователь или выгодоприобретатель имел применительно к страхуемой недвижимости при заключении договора и на которых был основан страховой интерес. Например, страхование объекта незавершенного строительства, когда изначально договор страхования заключается страхователем, впоследствии носителем страхового интереса становится другое лицо, получающее права собственности на объект страхования.

Следует отметить, что в ст. 960 ГК РФ, в рамках рассматриваемого договора страхования недвижимости, регламентируются только договорные обязанности. Однако в соответствии со ст. 939 ГК РФ у страхователя и выгодоприобретателя имеются обязанности по закону, которые также переходят вместе с правами на застрахованную недвижимость. Тем не менее ст. 960 ГК РФ предусматривается лишь переход прав и обязанностей, определенных непосредственно в самом договоре.

Поэтому, на наш взгляд, необходимо внести изменения в абз. 1 ст. 960 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «При переходе прав на застрахованное недвижимое имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования недвижимости, к другому лицу, права и обязанности переходят к лицу, к которому перешли права на это имущество, согласно условиям договора и в соответствии со ст. 939 настоящего Кодекса, за исключением случаев принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 235 настоящего Кодекса, и отказа от права собственности (статья 936)».

На практике возникает вопрос о том, каким образом применять рассматриваемую статью в ситуации, когда застрахованная недвижимость продана после наступления страхового случая, и кто в тогда будет иметь право требовать возмещения убытков.

Из текста самой статьи следует, что при продаже застрахованного имущества после наступления страхового случая все права по договору страхования переходят от продавца к покупателю. Значит, если имущество после наступления страхового случая перешло к покупателю, то именно он наделяется правом требования страхового возмещения. Однако такой переход полностью лишает защитной функции страховое правоотношение между страховщиком и страхователем. Действительно, страхователь, понесший убытки, но продавший поврежденную недвижимость, не получит страхового возмещения, так как право требовать у него исчезнет. Лицо, купившее эту недвижимость, также не получит страхового возмещения, поскольку не понесло убытков, следовательно, ему нечего возмещать, хотя право требования, согласно ст. 960 ГК РФ, у него появилось.

Ю. Б. Фогельсон справедливо отмечает, что в данном случае право требования страхового возмещения будет принадлежать первоначальному страхователю. Тем не менее он не обосновывает свое мнение, обозначая это лишь как «здравый смысл». При этом профессор Ю. Б. Фогельсон считает аргумент, приводимый другими авторами в качестве обоснования, несостоятельным: «Для правого обоснования этого высказывается мнение, что данная статья (ст. 960 ГК РФ) не может применяться после наступления страхового случая, так как поврежденное имущество — это уже не то имущество, которое было застраховано, и в отношении этого вновь возникшего имущества договор страхования вообще не заключался. Тот аргумент очевидно несостоятелен, поскольку для продажи имущества у него должен быть собственник. Если считать, что поврежденная вещь и вещь до ее повреждения — это разные вещи, то придется объяснить, как у собственника неповрежденной вещи возникло право собственности на другую, поврежденную вещь. В главе 14 ГК РФ содержится исчерпывающий перечень оснований приобретения права собственности и ничего похожего на рассматриваемую ситуацию в данной главе нет».

На наш взгляд, позиция Ю. Б. Фогельсона, является достаточно аргументированной, несмотря на то что он так и не обосновал разрешение коллизии, существующей в названной статье.

Далее, обращаясь к судебной практике, автор пишет: «…известно несколько судебных споров, в которых застрахованное имущество было продано после наступления страхового случая и страховщик отказал в выплате первоначальному владельцу имущества, руководствуясь данной статьей. Во всех таких случаях суды взыскивали возмещение в пользу первоначального владельца, хотя при строгом следовании тексту ст. 960 ГК РФ они не имели на это правовых оснований. При этом ни одного аргумента в пользу именно такого решения высказано не было. Суды попросту игнорировали заявления страховщиков о применении ст. 960 ГК РФ и обходили этот вопрос в текстах судебных актов молчанием»2.

Мы видим решение данной коллизии в следующем.

Исходя из изложенного, можно говорить о том, что только лицо, имевшее интерес в сохранении недвижимого имущества в момент наступления страхового случая, имеет право на получение страховой выплаты по договору страхования недвижимости. При этом носителями данного интереса могут быть только субъекты, являющиеся участниками правоотношения по страхованию, а именно, страхователь, выгодоприобретатель и третье лицо, не названное в договоре, при полисном страховании недвижимости на предъявителя.

В рассматриваемом нами случае по купле-продаже застрахованной недвижимости после наступления страхового случая и причинения ущерба покупатель не подпадает ни под одну из сторон, являющихся носителями страхового интереса. Таким образом, можно обосновать и судебную практику, которая предусматривает наделение именно страхователя, а не покупателя недвижимости правом требования выплаты страхового возмещения.

В связи с этим, по нашему мнению, необходимо дополнить ст. 960 ГК РФ пунктом 2 следующего содержания: «2. При переходе прав на застрахованное недвижимое имущество от страхователя к другому лицу после наступления страхового случая право требования страховой выплаты остается у первоначального страхователя.

Приобретатель недвижимости, ни при каких договорных условиях, не может выступать в качестве выгодоприобретателя по первоначальному договору страхования недвижимости».

Наконец, что касается последней группы прав и обязанностей страховщика по договору страхования, то к правам и обязанностям, которые должны осуществляться с момента заключения договора страхования недвижимости следует отнести, во-первых, предусмотренную ст. 946 ГК РФ обязанность страховщика хранить тайну страхования. Под страховой тайной понимают различного рода сведения, ставшие известными страховщику и составляющие служебную или коммерческую тайну страхователей и выгодоприобретателей, а также личную или семейную тайну этих лиц и сведения об их материальном положении.

Необходимо отметить, что действующее законодательство не совсем четко регламентирует порядок предоставления сведений, составляющих тайну страхования. Потому считаем логичной позицию А. А. Обарчук, которая предлагает дополнить ст. 946 ГК РФ частью второй следующего содержания:

«Сведения о страхователе, застрахованном лице и выгодоприобретателе, об имущественном положении этих лиц выдаются страховой организацией страхователю, застрахованному лицу и выгодоприобретателю, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате Российской Федерации, органам государственной налоговой службы, таможенным органам Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, нотариальным конторам, нотариусам по находящимся в их производстве наследственным делам в отношении страхователя, застрахованного лица, выгодоприобретателя».

Во-вторых, к данным правам и обязанностям нужно отнести обязанность страхователя уведомить страховщика о переходе прав на застрахованное имущество другому лицу (абз. 2 ст. 960 ГК РФ).

В-третьих, страхователь в течение всего времени действия договора страхования должен заботиться о сохранности застрахованного имущества. Эта обязанность страхователя не закреплена в виде правовой нормы, но, на наш взгляд, предполагается как его должное поведение. В настоящее время в литературе отмечается спорность такой обязанности. Тем не менее мы выступаем на стороне авторов, предлагающих ввести соответствующие правовые нормы, закрепляющие поведение сторон договора страхования2.

Что касается сроков исковой давности по договору страхования недвижимости, то здесь будут действовать положения, предусмотренные ст. 966 ГК РФ. В данном случае устанавливается сокращенный срок исковой давности по отношению к ее общему трехгодичному сроку. Иск по требованиям, вытекающим из договора страхования недвижимости, может быть предъявлен в течение двух лет. К указанному сроку применяются общие правила о начале, приостановлении и перерыве течения срока исковой давности, установленные в главе 12 ГК РФ.

Глава 3. Некоторые проблемы исполнения договора страхования недвижимого имущества

3.1 Переход прав на застрахованное имущество

С вступлением в действие части второй ГК впервые в нашей стране получили регулирование на уровне закона отношения по страхованию гражданской ответственности — договорной и за причинение вреда, а также страхование предпринимательского риска.

Согласно ст. 931 ГК «по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена». Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя (п. 2 ст. 931).

В случаях, когда по договору застрахована ответственность не самого страхователя, а иного лица, страхователь вправе, если иное не предусмотрено договором, в любое время до наступления страхового случая заменить это лицо другим, письменно уведомив об этом страховщика (п. 1 ст. 955), если такая замена не запрещена договором. Такая замена является изменением одного из существенных условий договора, поскольку может весомо повлиять на вероятность наступления страхового случая, т.е. на степень страхового риска. А если это так, то страховщик должен пользоваться установленным ст. 959 правом на пересмотр размера страховой премии с предусмотренными в этой статье последствиями. Иное решение противоречило бы правилам ст. 944 и 945 о праве страховщика на оценку страхового риска.

Согласно п. 3 ст. 931 ГК, кто бы ни был указан в договоре в качестве выгодоприобретателя, таковым всегда в силу закона является только потерпевший. Тем не менее, согласно п. 4 ст. 931, последний вправе обратиться непосредственно к страховщику и соответственно предъявить к нему прямой иск только в трех случаях: 1) если данное страхование являлось обязательным; 2) если возможность прямого требования потерпевшего (выгодоприобретателя) к страховщику специально предусмотрена законом; 3) если возможность такого требования предусмотрена договором страхования.

Трудно сказать, чем обусловлено это ограничение и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. Если никто, кроме потерпевшего, выгодоприобретателем быть не может, то вряд ли есть основания отступать от общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства (ст. 430 ГК).

Ведь во всех других случаях страхования это правило действует. Тем не менее в силу п. 4 ст. 931 при отсутствии указанных в нем условий требовать от страховщика уплаты страхового возмещения может только страхователь, который в дальнейшем, по-видимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. Здесь, однако, возникают определенные трудности в части юридического обоснования: во-первых, права страхователя, не являющегося выгодоприобретателем, требовать от страховщика уплаты ему страхового возмещения и, во-вторых, — обязанности страхователя передать полученную сумму выгодоприобретателю и соответствующего права последнего эту сумму от него истребовать. Если право и обязанность основаны на договоре между страхователем и страховщиком в пользу третьего лица, то требуется объяснить, почему не действуют ст. 430 и п. 1 ст. 929 ГК. Если считать их обязательством из неосновательного обогащения страхователя, не являющегося выгодоприобретателем, то здесь трудность состоит в том, что имущество перешло к страхователю не неосновательно, а на основании законно заключенного договора страхования и прямого предписания п. 4 ст. 931 ГК. Если же считать, что в данном случае действует и исполняется обязательство из причинения вреда между потерпевшим и ответственным за вред лицом, то назначение потерпевшего выгодоприобретателем становится бессмысленным и сам договор страхования для потерпевшего — выгодоприобретателя теряет юридическое значение.

Понимание п. 4 ст. 931 как разрешения на прямое обращение потерпевшего к страховщику только в предусмотренных в этой норме случаях и, соответственно, исключения такой возможности для всех других случаев, подпадающих под действие ст. 931, Ю.Б. Фогельсон считает основанным на недоразумении. Он полагает, что п. 4 ст. 931 не отменяет безусловного права выгодоприобретателя обратиться непосредственно к страховщику за выплатой страхового возмещения в соответствии с общей нормой п. 1 ст. 430 ГК о договоре в пользу третьего лица. «Эта норма позволяет выгодоприобретателю в некоторых случаях обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда»; п. 4 ст. 931, по мнению Ю.Б. Фогельсона, в указанных в нем случаях «позволяет потерпевшему участвовать в отношениях со страховщиком не только в качестве третьего лица в обязательстве по выплате страхового возмещения, но и в качестве кредитора в обязательстве по возмещению вреда.

Ю.Б. Фогельсон не объясняет, почему в данном случае он требует применения общего закона — п. 1 ст. 430 ГК при наличии специального — п. 4 ст. 931; ведь исчерпывающее перечисление в законе случаев, когда допускается прямое обращение выгодоприобретателя к страховщику, означает, что в других случаях такое обращение исключено. Он не объясняет также, почему и в силу каких юридических фактов выгодоприобретатель в правоотношении между ним и страховщиком из кредитора по обязательству выплаты страхового возмещения превращается в отношении с тем же страховщиком в „кредитора в обязательстве по возмещению вреда, почему и каким образом заключенный между страхователем и страховщиком договор страхования превращается в договор о переводе долга ответственного за вред лица на страховщика, причем этот перевод долга происходит вопреки требованию закона (п. 1 ст. 391 ГК) без согласия кредитора — потерпевшего и только в случаях, не подпадающих под действие п. 1 ст. 931.

Косвенное объяснение странному сосуществованию п. 3 и п. 4 ст. 931 дает М.И. Брагинский. Он полагает, что ст.931 „имеет в виду два подвида существенно отличных один от другого договоров, наряду со страхованием риска ответственности за причинение вреда в этой же статье урегулирован договор страхования ответственности за причинение вреда. К одному подвиду договора М.И. Брагинский относит договор страхования риска своей ответственности, а к другому подвиду — договор страхования ответственности другого лица (что допускается п. 2 ст. 931).

Нельзя, однако, здесь не отметить, что в обоих договорах страховым случаем являются события, влекущие ответственность „застрахованного лица (в терминах п. 1 ст. 955 ГК); называть ли это страхованием риска ответственности или страхованием самой ответственности -юридического различия нет.

М.И. Брагинский, конечно, прав, когда он говорит, что договор страхования может быть договором в пользу третьего лица, а может и не быть им; последнее имеет место тогда, когда выгодоприобретателем является сам страхователь (это относится к любому договору страхования, не только к страхованию ответственности).

Соответственно страхование страхователем своей ответственности с назначением себя выгодоприобретателем — получателем страхового возмещения не является договором в пользу третьего лица.

Когда застрахована чужая ответственность (не самого страхователя), то лицо, ответственность которого застрахована, становится третьим лицом в смысле ст. 430 ГК только в том случае, если оно одновременно назначено выгодоприобретателем, чего, однако, по нашему праву быть не может, потому что в силу п. 3 ст. 931 ГК выгодоприобретателем всегда является потерпевший.

Положение лица, ответственность которого застрахована другим, напоминает положение застрахованного лица в личном страховании в случаях, когда оно не является выгодоприобретателем; не случайно именно так оно названо в заголовке ст. 955 ГК. Не всякое лицо, получающее какую-то пользу, даже правовую, из заключенного другими лицами договора, становится третьим лицом в смысле ст. 430 ГК, и не всякий такой договор может быть квалифицирован как договор в пользу третьего лица.

Страхование ответственности другого лица, т.е. договор, который М.И. Брагинский называет „другим подвидом страхования ответственности, всегда является договором в пользу третьего лица, поскольку по нему выгодоприобретателем всегда является не сам страхователь. „Первый же, выделенный М.И. Брагинским подвид договора, мог бы и не быть договором в пользу третьего лица, если бы он мог быть заключен в пользу самого страхователя. В этом смысле различие между двумя „подвидами могло бы быть.

Но дело в том, что в силу п. 3 ст. 931 при страховании ответственности за причинение вреда выгодоприобретателем всегда — и в случае страхования ответственности самого страхователя, и при страховании им ответственности другого лица — является только потерпевший и никогда ответственное за вред лицо. Поэтому того существенного различия, о котором говорит М.И. Брагинский, между договором страхования своей ответственности и ответственности другого лица по российскому праву нет. В обоих случаях это договор в пользу третьего лица, и в обоих случаях третьим лицом — выгодоприобретателем является потерпевший. Отступающие от этой нормы Правила, на которые ссылается М.И. Брагинский, противоречат п. 3 ст. 931 и в силу ст. 3 ГК применяться не должны. Заключение договора страхования ответственности за причинение вреда не в виде договора в пользу третьего лица по ГК исключается. Но даже если допустить такую возможность, это никак не объяснит и не устранит противоречие между п. 3 и 4 ст. 931.

Ни тексты закона, в том числе статей ГК, ни известная нам практика страховых организаций и судебная практика — не различают договор страхования ответственности и договор страхования риска ответственности и считают, что в обоих случаях речь идет об одном и том же договоре, по которому страховым случаем является наступление фактов, влекущих ответственность „застрахованного лица.

Приходится признать, что между п. 3 и 4 ст. 931 ГК налицо противоречие (или по меньшей мере несоответствие), которое следовало бы устранить путем изменения текста закона: оговорку, содержащуюся в п. 4 ст. 931, следует исключить.

3.2 Особенности страховой защиты недвижимого имущества при наступлении страхового случая по вине страхователя

По общему правилу гражданского законодательства страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением отдельных случаев, предусмотренных законодательством. В силу нормы п. 1 ст. 401 ГК лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности).

Таким образом, страхователь, выгодоприобретатель или застрахованное лицо несут ответственность (отказ в выплате страхового возмещения) за свои действия, если они были совершены умышленно и привели к наступлению страхового случая. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Кроме этого, законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. Таким образом, грубая неосторожность страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица является основанием для применения нормы закона, освобождающей страхователя от выплаты страхового возмещения.

В соответствии с нормой п. 2 ст. 963 ГК страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица. Данное правило распространяется на страхование гражданской ответственности за причинение вреда жизни и здоровью граждан и, с учетом специфики и социальной значимости данного вида страхования, возлагает на страховщика обязанность выплатить страховые суммы, когда наступление страхового случая обусловлено и неправомерными действиями страхователя или застрахованного лица, как совершенными умышленно, так и по грубой неосторожности.

Страховщик освобождается от указанных обязанностей, если условия договора страхования не предусматривают выплаты страхового возмещения при причинении вреда жизни и здоровью. Кроме этого, страховщик, который произвел выплату страхового возмещения по рассматриваемым основаниям, приобретает право страхователя на возмещение ущерба (суброгация), если это предусмотрено договором страхования. Право требования страховщика в таких случаях распространяется на сумму страхового возмещения, которую страхователь (выгодоприобретатель) вправе требовать от лица, ответственного за причиненные убытки.

В соответствии с нормой п. 3 ст. 963 ГК страховщик не освобождается от выплаты страховой суммы, которая по договору личного страхования подлежит выплате в случае смерти застрахованного лица, если его смерть наступила вследствие самоубийства, и к этому времени договор страхования действовал уже не менее двух лет. Данное правило распространяется также и на те случаи, когда условия договора личного страхования не содержат рисков смерти застрахованного лица вследствие самоубийства. Таким образом, единственным основанием для отказа в выплате страхового возмещения может быть признана причина недостаточного срока действия данного договора (не менее двух лет до возникновения страхового случая).

Заключение

Итак, в результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

. Федеральным законом от 31 декабря 1997 г. «Об организации страхового дела в Российской Федерации» впервые закреплено правовое понятие страхования: это отношение по защите имущественных интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных событий (страховых случаев) за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых ими страховых взносов.

. Спецификой недвижимого имущества является возможность его использования только в условиях более или менее постоянного нахождения на определенном земельном участке, а для объектов, не связанных с землей и предназначенных для перемещения людей и грузов, особым условием является место их использования — это водное, воздушное или космическое пространство.

. Правовое регулирование страхования недвижимости можно определить как осуществляемое системой правовых средств воздействие на, общественные отношения, основным содержанием которых является несение на возмездной основе страховой организацией риска возмещения собственнику или иному титульному владельцу возможных убытков, выраженных в утрате или повреждении имущества, перечисленного в п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, и которые предполагают распределение указанных имущественных потерь между лицами, участвующими в создании специального фонда, являющегося источником возмещения и находящегося в распоряжении страховой организации.

Последние годы в связи с массовой приватизацией в нашей стране очень многие граждане приватизировали свои жилые помещения, а соответственно стали собственниками своего имущество, что повлекло не только права владения, пользования и распоряжения, но и обязанности по содержанию и риск утраты жилья по каким-либо обстоятельствам. Поэтому, для того чтобы защитить интересы собственников жилых помещений, в качестве одного из условий приватизации нужно ввести обязательное страхование жилья. Это условие, с одной стороны, можно считать противозаконным, так как оно нарушает конституционный принцип — право граждан на свободу заключения договора. Но, с другой стороны, это условие является правовой защитой интересов собственников, цель которого состоит в страховом возмещении утраченного или поврежденного имущества (недвижимости) при наступлении страхового случая.

На практике наблюдаются случаи мошенничества. Причем оно может совершаться представителями страхователя (юридического лица), страховщика, застрахованными лицами, выгодоприобретателями или страхователями (физическими лицами), по сговору различными субъектами отношений страхования.

Исследование правового регулирования страхования недвижимости в качестве самостоятельного объекта научного анализа позволило прийти к выводу о том, что в Российской Федерации правовое регулирование страхования недвижимости находится в стадии становления, со всеми сопутствующими этому издержками: незавершенностью, несогласованностью, отсутствием оптимального сочетания используемых правовых средств и методов. Формирование правового регулирования страхования недвижимости, которое представляет не только материальную основу для развития экономики и социальной сферы, но и выступает гарантией нормальной жизнедеятельности населения Российской Федерации, остается весьма актуальной задачей совершенствования российского законодательства.

При этом решение поставленной задачи требует не просто совершенствования отдельных норм, а целенаправленного создания особого правового института, нормы которого должны взаимосвязано регулировать достаточно обособленную совокупность социально-экономических отношений, объектами которых выступает страхование недвижимости.

С учетом результатов исследования было сформулировано авторское определение страхования недвижимости, под которым следует понимать установленные в соответствии с законом и условиями договора отношения между страховщиком и страхователем (выгодоприобретателем) по поводу имущественных интересов, связанных с владением, пользованием и распоряжением недвижимостью, и основанное на наличии у выгодоприобретателя в отношении застрахованной недвижимости реального страхового интереса как условия получения им страхового возмещения.

В связи с неоднозначной судебной практикой доказывается, что при переходе прав на застрахованное недвижимое имущество от страхователя к другому лицу после наступления страхового случая право требования страховой выплаты остается у первоначального страхователя. Приобретатель недвижимости ни при каких договорных условиях не может выступать в качестве выгодоприобретателя по первоначальному договору страхования недвижимости.

В настоящей работе были также предложены основные компоненты системы правового регулирования отношений по страхованию недвижимости. В связи с этим автор предлагает внести ряд изменений в действующее законодательство.

1.Дополнить главу 48 ГК РФ статьей 930 «Договор страхования недвижимости», изложив ее в следующей редакции: «По договору страхования недвижимости одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить в пределах определенной договором суммы (страховой суммы) другой стороне (страхователю) или третьему лицу (выгодоприобретателю) причиненные вследствие этого события убытки в застрахованной недвижимости (выплатить страховое возмещение) при наличии у последнего правомерного страхового интереса в отношении застрахованной недвижимости в момент наступления страхового случая».

2.Внести изменения в абз. 1 ст. 960 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «При переходе прав на застрахованное недвижимое имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования недвижимости, к другому лицу права и обязанности переходят к лицу, к которому перешли права на это имущество, согласно условиям договора и в соответствии со ст. 939 настоящего Кодекса, за исключением случаев принудительного изъятия имущества по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 235 настоящего Кодекса, и отказа от права собственности (статья 936)».

3.Статью 960 ГК РФ дополнить пунктом 2 следующего содержания: «2. При переходе прав на застрахованное недвижимое имущество от страхователя к другому лицу после наступления страхового случая право требования страховой выплаты остается у первоначального страхователя.

Приобретатель недвижимости, ни при каких договорных условиях, не может выступать в качестве выгодоприобретателя по первоначальному договору страхования недвижимости».

4.Дополнить п. 1 ст. 31 Закона «Об ипотеке», изложив его в следующей редакции: «Страхование имущества, заложенного по договору ипотеки, осуществляется в пользу залогодателя за собственный счет в соответствии с условиями этого договора».

Список литературы, Нормативные правовые акты

1.Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. — 25 декабря 1993 года.

2.Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ // Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, N 32, ст. 3301

.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. (ред. от 8.05.2010) // СПС Консультант Плюс.

.Жилищный кодекс РФ // Собрание законодательства Российской Федерации.- 2005. -№1.-Ст. 14.

.Федеральный закон от 21 июля 1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 28 июля 1997. — №30. — Ст. 3594.

.Федеральный закон о лицензировании отдельных видов деятельности от 08.08.2001 г. №128-ФЗ (с изм. и доп. от 02.07.2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. -№33. — Ст. 3430.

.Федеральный закон от 27.11.1992 г. №4015-1 (с изм. и доп. от 07.03.2005 г.) «Об организации страхового дела в Российской Федерации» // Российская газета. — 1993. — 12 янв. -№6.

.Федеральный закон об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации от 25.07.2002 г. №73-Ф3 (с изм. и доп. от 03.06.2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — №26. — Ст. 2519.

.Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16.07.1998 г. №102-ФЗ (с изм. и доп. от 01.04.2005 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — №29. — Ст. 3400.

10.Федеральный закон от 29.12.2004 №189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (в ред. от 01.12.2007) // Парламентская газета. №7 — 8. 15.01.2005.

11.Закон РФ от 4 июля 1991 г. за №1541 — 1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — №28. ст. 959.

.Об утверждении новой редакции «Условий лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации»: приказ Росстрахнадзора от 19.05.1994 г. №02-02/08 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации. — 1994. -№11.

.О приведении указов Президента Российской Федерации в соответствие с Законом Российской Федерации «О страховании»: Указ Президента РФ от 09.04.1993 г. №439 // Собрание актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. — 1993. -№15.-Ст. 1245.

.Об утверждении Положения о Федеральной службе России по надзору за страховой деятельностью: постановление Совета Министров — Правительства РФ от 19.04.1993 г. №353 // Собрание актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. — 1993. — №17. — Ст. 1464.

.О совершенствовании деятельности Страхового акционерного общества СССР «Ингосстрах»: постановление Совета Министров СССР от 16.06.1990 г. №582 // Собрание постановлений Совета Министров СССР. — 1990.-№6.

.Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик // Ведомости Верховного совета СССР. — 1991. -№26. — Ст. 733.

.Декрет от 18 декабря 1920 г. // Собрание Указаний. — 1920. -№100. -Ст. 538.

.Постановление Правительства РФ «Об утверждении правил ведения единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 18.02.1998 г. №219 // Собрание законодательства РФ», 23.02.1998, N 8, ст. 963.

.Постановление СТО об обязательном окладном страховании в сельских местностях в 1925 — 1926 гг. // Собрание Законодательств и Распоряжений.- 1925.- №63.- Ст. 464.

.Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1981 г. // Вестник Верховного Суда. — 1981. — №40. — Ст. 111.

Научная и специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://ddmfo.ru/diplomnaya/strahovanie-nedvijimosti/

21.Агапеев В.Е. Страховое право / Под ред. В. В. Шахова, В. Н. Григорьева, С. Л. Ефимова. — М.: Юнити-Дана, Закон и Право, 2010. — 384 с.

22.Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд. 2-е, испр. М.: ИНФРА-М, 2000. — 732 с.

.Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е. А. Суханова. М.: ИНФРА, 2005. Т. 2. — 816 с.

.Корнеева И.Л. Гражданское право РФ. — М.: Инфра-М, 2011.

25.Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. — М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра — М, 2010 г. — 467 с.

26.Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. В.Д. Карповича. М.: ИНФРА-М, 2005. 876 с.

.Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. М., 1982. Гл. 25. С. 267.

28.Кривошеев И. В. Правовое регулирование страхования в Российской Федерации: Дис…. канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2000. — С. 92.

29.Крусс В. И. Право на предпринимательскую деятельность — конституционное полномочие личности / Отв. ред. С. А. Авакьян. — М.: Юрист, 2010. — 136 с.

.Крюков В.П. Страховое право (очерки).

— М.: АНКИЛ, 1992. — С. 57.

.Лазарева Л. И. Правовое регулирование страховой деятельности в России: Учеб. пособие. — М.: Изд-во МГУ, 2011. — 256 с.

32.Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Госюриздат, 1975. — 456 с.

33.Обарчук А. А. Гражданско-правовое регулирование имущественного страхования: Дис…. канд. юрид. наук. — СПб., 2004. — С. 12.

.Райхер В. К. Государственное страхование в СССР. — М.: Госюриздат, 1938. — С. 5-7.

.Серебровский В. И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. — М.: Статут, 2010. — 273 с.

.Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (изд. 1907 г.).

— М.: ИНФРА-М, 2005. — 57 с.

37.Вахнин И. Виды условий договора с учетом нормативно-правового регулирования // Хозяйство и право. — 2008. — №10. — С. 104.

.Витрянский В.В. Гражданский кодекс о договоре // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1995. №10. С. 71.

.Гришаев С. Страхование недвижимости // Хозяйство и право. — М., 2009. — №11. — С. 97-103.

.Ермаков В. С. Правовые аспекты страхования автотранспортных средств по риску «КАСКО» // Страховое право. — 2007. -№1. — С. 16.

.Ефимова Л. Страхование как способ обеспечения обязательств по кредитному договору // Хозяйство и право. — 2009. -№7.

.Сафонов М.Н. Отдельные виды договоров // Журнал российского права. — №10. — октябрь 2010. — с.62.

.Трубников А.А Страховое возмещение при утрате арендатором имущества: бухгалтерский учет, налогообложение // Аудиторские ведомости. — 2011. — №2.

.Тузова Р. Р. Чем отличается страховой интерес от страхового риска // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2010. — №1. — С. 95-99.

.Фачичеев П. А. Правовые проблемы ипотеки морских судов // Залог и ипотека в российском и зарубежном праве. Материалы межд. нар. науч. конф. — М., 2010. — С. 27.

.Фогельсон Ю. Конструкция «интерес» и «риск» в Гражданском кодексе // Хозяйство и право. — 2008. — С. 20-29.

Материалы судебной (арбитражной) практики

47.Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.11.2003 г. №75.

48.Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования. П. 2 // СПС «Гарант».

.Обзор судебной практики по гражданским делам от 21.12.2009 г. п. 9 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2001. // СПС «Гарант».

.Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 января 2010 г. №КГ-Л40/40-01 // СПС «КонсультантПлюс».