Соглашение ВТО «О торговых аспектах инвестиционных мер» ТРИМС

Контрольная работа

Ясно, что доли притока ПИИ мало что значат, если рассматривать их в отрыве от размера экономики страны. Тогда отставание России еще более очевидно: чистый приток ПИИ на душу населения в России с 1992 по 1999 годы составил US$ 71 млн. по сравнению с US$ 511 млн. в Польше, US$ 1493 млн. в Чешской Республике и US$ 1581 млн. в Венгрии. Если рассчитать соотношение накопленных объемов ПИИ к ВВП в 2001 году, то Россия оказывается на последнем месте среди всех стран с переходной экономикой Центральной и восточной Европы и даже позади некоторых других стран СНГ, таких как Украина и Беларусь (Таблица 6.2).

В 2003 году появились обнадеживающие признаки того, что объемы ПИИ начали увеличиваться (UNCTAD).

Компания British Petroleum, например, объявила о создании совместного предприятия с российской нефтяной компанией (Тюменская нефтяная компания); после завершения создания СП это станет крупнейшим проектом с участием ПИИ в Российской Федерации с момента распада Советского Союза. Кроме того, за первые четыре месяца 2003 года было объявлено о 160 новых бизнес-проектах. Тем не менее, возможно, еще слишком рано предсказывать быстрый взлет.

В России прямые иностранные инвестиции в основном сосредоточены в нескольких городских районах.

Помимо небольшого объема, ПИИ в России в основном сосредоточены в небольшом количестве сфер. По данным Бродмана и Реканатини (Broadman and Recanatini, 2004), примерно 60 процентов потока ПИИ в стране направляется в Москву и Санкт-Перетбург и прилегающие к ним районы. Бродман и Реканатини проводят эконометрическое исследование с целью объяснить такое географическое распределение ПИИ. Они считают, что это связано с различиями в общих факторах, таких как размер рынка, инфраструктура, человеческий капитал, но также, в значительной степени, с различиями в политике и институциональной среде. В самом деле, эти факторы довольно сильно отличаются в различных регионах России, особенно по ценам, взимаемым коммунальными предприятиями, регулируемыми государством, а также по налоговым ставкам, процедурам таможенной очистки, доступу к финансовым услугам и т.д.

Либерализация торговли и потоки ПИИ

  • Основной вопрос: Увеличивает ли либерализация торговли потоки ПИИ?

    1 стр., 471 слов

    Россия — мой дом моя страна

    ... Что вы можете сказать о российском государственном флаге и гербе? 5. Является ли Россия монархией? Какой главный закон страны? Кто является главой Российской Федерации? 6. Сколько морей и ... нуля круглый год, даже зимой. Россия-индустриальная страна. Здесь много полезных ископаемых: уголь, природный газ и железо. Есть много больших заводов и фабрик по всей стране. Россия-тоже аграрная страна. Русские ...

  • Либерализация торговли может благоприятно влиять на потоки ПИИ.

Существует два основных мотива, стоящих за решением международных фирм (МНП) делать инвестиции за границей. Первый: они хотят быть ближе к рынку своей продукции. Во-вторых, они хотят воспользоваться преимуществами местных цен или навыков. На оба мотива влияют торговые издержки. В целом, высокие торговые издержки уничтожают стимулы для инвестирования (менее явным образом в случае инвестиций, движимых рынком, и однозначно в случае инвестиций, движимых экономией затрат).

Рассмотрим по порядку оба случая.

Когда ПИИ стремятся выйти на рынок принимающей страны, инвестиционное решение основывается на том, что является наиболее прибыльным: обеспечение этого рынка за счет местного производства, открытие иностранного филиала или экспорт. Таким образом, в принципе ПИИ и торговые потоки могут заменять друг друга, и, как следствие, инвестирование должно становиться более прибыльным, когда существуют большие торговые барьеры, установленные либо в результате протекционистской политики, либо по другим соображениям. Этот аргумент в отношении прямых иностранных инвестиций известен как аргумент «коммерческие затраты или скачок тарифов». ПИИ осуществляются для того, чтобы избежать, «пропустить» коммерческие расходы. Но хотя некоторые инвестиционные потоки и объясняются высокими торговыми издержками (например, японские инвестиции в ЕС или в США), ПИИ и экспорт обычно скорее дополняют, чем заменяют друг друга. Так происходит в основном по трем причинам. Причина первая: когда фирмы решают прийти в какую-либо страну, они обычно делают это поэтапно; они начинают экспортировать прежде, чем создать производство, которое требует бóльших инвестиций и большего риска. Причина вторая: страны с открытыми торговыми режимами, как правило, имеют более благоприятный инвестиционный климат и более благоприятные для рынка институциональные и нормативные рамки. Наконец, когда фирмы инвестируют средства для обслуживания принимающего рынка, они вынуждены полагаться на импорт ресурсов и компонентов. В результате затраты на импорт необходимых компонентов увеличиваются из-за торговых барьеров, компенсируя выгоду более высоких цен на конечный продукт, продаваемый на защищенном рынке.

Когда прямые иностранные инвестиции направлены на снижение производственных затрат, деятельность фрагментирована, и различные этапы производственного процесса проходят в разных странах. В этом случае высокие торговые издержки и протекционистская торговая политика оказывают однозначно вредное влияние на потоки ПИИ. Чтобы фрагментация была прибыльной, необходимо, чтобы относительные цены на факторы производства значительно отличались в разных регионах, и чтобы торговые, операционные и мониторинговые издержки по доставке частей и комплектующих из одного места в другое были малы (пример приводится в Рамке 1).

Здесь важную роль играет торговая политика. При больших торговых барьерах международная фрагментация просто не будет прибыльной, тогда как низкие торговые издержки и стабильные торговые отношения, напротив, обычно стимулируют создание сетей и связей, особенно если эти условия применимы к странам, где существуют значительные различия в ценах на факторы производства.

47 стр., 23444 слов

Ипотечное кредитование и его особенности в России — состояние, ...

... анализ особенностей развития ипотечного кредитования в современной России. Для достижения поставленной цели в работе решены следующие задачи: определена сущность и основные понятия ипотечного кредитования; раскрыты законодательно-нормативные основы регулирования ипотечного кредитования; рассмотрены тенденции развития ипотечного кредитования в современной России; разработаны ...

Наконец, в целом, последняя причина, по которой торговые барьеры устраняют стимулы для ПИИ, заключается в том, что, по оценкам некоторых наблюдателей, на международные фирмы приходится 75% мировой торговли сырьевыми товарами. В 1998 году международные материнские компании США экспортировали товаров на сумму 438 долларов.3 млрд. из общего объема американского товарного экспорта в $682.5 млрд., или две трети общего объема. Значительную часть этой коммерческой выручки составляла внутренняя выручка компаний — примерно 217 долларов США.1 млрд. из $438.3 млрд., или 49.5 процента пошло иностранным филиалам фирм-экспортеров или родственным компаниям. По данным ЮНКТАД, в период с 1983 по 1999 год на иностранные филиалы «всех национальностей» приходилось от четверти до более чем трети мирового экспорта.

Почему так мало ПИИ? Инвестиционный климат России и соблюдение TRIMS

Приток прямых иностранных инвестиций невелик, поскольку общая макроэкономическая и нормативная среда не способствует созданию благоприятного инвестиционного климата. Хотя некоторые области макроэкономического дисбаланса в стране стабилизировались в последние годы, серьезные недостатки остаются в политической и нормативной среде, которая регулирует деятельность иностранных компаний и инвесторов. Начнем с рассмотрения мер, непосредственно касающихся ПИИ.

Нормативная база по ПИИ противоречива; в ней сочетаются стимулы и ограничения в отношении иностранных инвесторов. Как ограничения, так и стимулы для ПИИ должны быть отменены и заменены упрощенной нормативной базой, основанной на правилах.

Нормативно-правовая база, регулирующая ПИИ, характеризуется двумя типами противоречащих друг другу мер: запретами, ограничивающими деятельность ПИИ, с одной стороны, и серией случаев привилегированного режима — с другой. Комбинация этих двух факторов создает особенно искаженную инвестиционную базу, основанную на исключениях, а не на общих правилах. Как упоминалось выше, в целом, и Россия не является исключением, ограничения часто вводятся странами, стремящимися привлечь иностранных инвесторов, чтобы держать сектора экономики под своим внутренним контролем. Поэтому ограничения зачастую сочетаются со стимулами.

Какие ограничения на ПИИ? Федеральным законом предусмотрены различные виды деятельности, в которых иностранная собственность запрещена или ограничена. Сюда входят отрасли, явно отвечающие общественным интересам, такие как оборона, а иностранное участие запрещено в большинстве стран. Но есть и другие, где нет веских причин для исключения иностранных интересов, например, инфраструктурные проекты, производство алкоголя, специализированные инвестиционные фонды, геологоразведка и аудит. Эти ограничения смягчаются другими правилами, предоставляющими льготы иностранным инвесторам. Эти правила включают освобождение от импортных пошлин и другие специальные налоговые льготы.

Бродман утверждает, что для достижения более благоприятного инвестиционного климата необходимо создать равные условия игры, сняв ограничения и стимулы для прямых иностранных инвестиций и перейдя к упрощенной системе регулирования, основанной на правилах. Говоря конкретно, это означает принятие следующих мер: во-первых, снять часть ограничений в отношении иностранных инвесторов (некоторые из них придется снять в любом случае – из-за соглашения TRIMS (см. ниже)); во-вторых, отменить льготы, в частности налоговые стимулы, которые дорого обходятся и не особенно эффективны, и заменить их на прозрачную и простую систему с широкой основой.

Ряд мер входит в противоречие с TRIMS, и их необходимо будет отменить в течение двух лет после вступления в ВТО.

Соглашение TRIMS оказывает прямое влияние на режим ПИИ. С марта 2000 года российский режим не ввел ни «требований к торговому балансу», ни «требований к валютному балансу». С другой стороны, он налагал требования к местному содержанию и «требования к местному снабжению» и, следовательно, не соответствовал соглашению TRIMS.

В частности, федеральный закон о Соглашениях о разделе продукции (СРП) «дает российским юридическим лицам … преимущественное право участия в деятельности в рамках СРП в качестве подрядчиков, поставщиков, перевозчиков или в ном качестве… В соглашении стороны оговаривают, что хотя бы часть основного оборудования по добыче и переработке полезных ископаемых, которое будет закуплено инвестором, должна быть произведена в Российской Федерации». Несмотря на то, что в 1997 году правительство уведомило ВТО о том, что «для полного выполнения этого закона необходимо принятие дополнительных правил», в 1998 году российские власти рассмотрели как минимум три дополнительных меры, противоречащих соглашению TRIMS. Примерами служат два соглашения о разделе продукции по проектам разработки нефтяных месторождений (Приразломное и Сахалин-1), в которых российское правительство в одном случае открыто назвало российского производителя в качестве главного поставщика оборудования для проекта, а в другом случае ввело требование о местном содержании.

Кроме того, федеральный закон «О приватизации государственного имущества и о принципах приватизации муниципальной собственности в Российской Федерации», принятый в июле 1997 года, гласит, что «при продаже объектов приватизации на коммерческом тендере, может быть установлено условие инвестирования в форме обязательства победителя тендера по проведению предписанных мер тарифной и нетарифной защиты российских сырьевых товаров, материалов и полуготовых изделий».

Другие нарушения зафиксированы в постановлении правительства от 1998 года «О дополнительных мерах по привлечению инвестиций в развитие отечественного автомобилестроения» и в другом постановлении, касающемся покупки Аэрофлотом иностранных самолетов. Согласно этим правилам, ограничения на «местное содержание» являются предварительным условием для получения льгот, таких как освобождение от импортных пошлин.

Другой пример несоответствия соглашению TRIMS — случай со Сбербанком, объявившим о предоставлении коммерческих кредитов по льготным процентным ставкам компаниям, покупающим российские товары. Наконец, время от времени выходят и другие постановления, противоречащие соглашению TRIMS; в качестве примера можно привести недавно принятые постановления, устанавливающие экспортную квоту или временный экспортный налог на экспорт мазута.

Россия решила вступить в ВТО как развитая страна; как следствие, у нее будет два года переходного периода на отмену TRIMS, противоречащих соглашению TRIMS.

Несмотря на то, что предпринимаются многочисленные усилия по расширению рыночных условий в экономике, общая деловая среда по-прежнему не особенно благоприятна для частных инвестиций.

В дополнение к конкретным мерам и правилам на поток прямых иностранных инвестиций, очевидно, влияет более широкий экономический контекст потенциальной принимающей страны. Хотя с начала реформ в 1992 году во многих секторах экономики произошли изменения, российская экономика по-прежнему страдает от слабой рыночной конкуренции. Региональная фрагментация, доминирование действующих фирм, а также препятствия для вхождения нового бизнеса (отечественного и иностранного) по-прежнему широко распространены, даже по сравнению с другими странами с переходной экономикой. В целом, есть свидетельства «пробела в реформе», поскольку реализация реформы отстает от слов и заявлений. Развитие основных рыночных институтов все еще находится на начальной стадии, и это ключевой фактор, из-за которого стоимость бизнеса в России очень высока.

В частности, первая проблема заключается в количестве дублирующих друг друга правил и несоответствий между различными законами и постановлениями, такими как указы президента, директивы внутреннего правительства и министерства, между федеральными и местными процедурами. Из-за этих дублирований и несоответствий не существует эффективного механизма разрешения споров. Отсутствие независимого и эффективного арбитража открывает возможности для произвольных действий, и это одно из основных ограничений на потоки прямых иностранных инвестиций в Россию.

Еще одним распространенным препятствием является промедление и бюрократия, с которыми сталкиваются иностранные компании. Как утверждают Бергсман, Бродман и Дребенцов (Bergsman, Broadman and Drebentsov, 2000), сами инвесторы считают регистрационные процедуры одними из самых обременительных и сложных в мире. Инвестор, которому требуется одобрение правительства, должен получить разрешение как минимум 5-6 министерств.

В-третьих, внутренний рынок России по-прежнему защищен относительно высокими тарифами и количественными ограничениями. Если этот фактор и может привлечь инвестиции, строго нацеленные на внутренний рынок, он лишает стимула другие инвестиции, которые дополняют и расширяют торговые потоки, поскольку предполагают международные перевозки комплектующих и готовой продукции.

Заключение

Исследования, проведенные на региональном уровне, показывают, что рынки все еще очень фрагментированы и что существует множество препятствий для внутрирегиональных и даже более международных торговых потоков. Этот региональный аспект рынка и производства создает очень благодатную почву для сговора между существующими крупными компаниями и местными правительственными ведомствами. Ограничения носят более или менее открытый характер и могут варьироваться от приостановки временного ремонта взлетно-посадочной полосы только на время приземления местных авиалиний до запретов на экспорт товаров и услуг в разные пункты назначения или неравного ценового контроля и налогов для местной и иной продукции.

Поэтому для улучшения делового климата в стране необходимо обязательно устранить все эти барьеры. Необходимо уменьшить серьезные искажения, отрицательно влияющие на общий деловой климат, создать эффективный механизм разрешения споров, усилить защиту прав собственности и упростить бюрократические процедуры.

Приложение 1. Статьи Соглашения TRIMS

Соглашение TRIMS было включено в качестве приложения к соглашению ГАТТ по завершении Уругвайского раунда. Текст Соглашения содержит девять статей и одно приложение.

Статья 1. В ней говорится об охвате Соглашения TRIMS; статья гласит, что оно касается только тех мер, которые влияют на торговлю товарами. Следовательно, инвестиционные меры, относящиеся к торговле услугами, не покрываются. В тексте соглашения не дается определение «меры коммерческого инвестирования». Хотя приложение содержит иллюстративный список таких мер, отсутствие определения создает двусмысленность по этому вопросу, и существуют значительные разногласия относительно того, включены ли в соглашение определенные меры.

Статья 2. В ней представлены существенные обязательства, предусмотренные Соглашением TRIMS. Соглашение запрещает использование коммерческих инвестиционных мер, не соответствующих основным положениям ГАТТ 1994. Признавая, что определенные инвестиционные меры могут оказывать ограничивающее влияние на торговлю и приводить к искажениям, статья гласит, что ни один участник ВТО не может применять меры, запрещенные параграфом 4 Статьи III «О применении национального режима» или параграфом 1 Статьи XI (количественные ограничения).

TRIMS, запрещенные соглашением, включают меры, которые являются обязательными или имеющими исковую силу в соответствии с местным законодательством, а также меры, необходимые для получения преимущества, такие как субсидии или налоговые льготы.

^ Приложение к Статье 2 содержит иллюстративный перечень TRIMS, предусмотренных соглашением. TRIMS, перечисленные в первом параграфе – это меры, противоречащие обязательству Статьи III «О применении национального режима»: 4 из GATT 1994 года. Первая часть этого параграфа – параграф 1(а) – касается требований о местном содержании, т.е. требования к предприятию покупать или использовать продукцию местного происхождения или из местного источника. Вторая часть этого параграфа – параграф 1(b) – касается сбалансированности торговли: сюда входит ограничение закупки или использования предприятием импортной продукции до количества, соотносимого с объемом или стоимостью местной продукции, которую предприятие экспортирует. Оба типа мер нарушают принципы ГАТТ, поскольку использование импортных продуктов становится менее выгодным, чем использование местных продуктов.

Второй абзац этого приложения относится к TRIMS, что противоречит запрету количественных ограничений в статье XI: 1 ГАТТ 1994. В параграфе 2(а) говорится о мерах, которые в целом ограничивают импорт продукции, используемой предприятием в местном производстве, до количества, соотносимого с объемом или стоимостью экспортируемой местной продукции. И параграф 1(b), и данный параграф касаются мер по сбалансированию торговли; разница в том, что первый касается внутренних мер, влияющих на использование продукции, после того, как она была импортирована, тогда как второй касается мер на границе, влияющих на импортирование продукции.

Параграф 2(b) включает требование сбалансированности по иностранной валюте, согласно которому доступ фирмы к иностранной валюте ограничивается, тем самым ограничивая ее способность импортировать. В параграфе 2(с) говорится об ограничениях на экспортирование или продажу на экспорт (либо конкретной продукции, либо объема, либо стоимости).

4

Статья 3 предусматривает, что все исключения, предусмотренные ГАТТ 1994, применяются в соответствии с положениями Соглашения TRIMS.

Статья 4 определяет исключения для развивающихся стран. Развивающимся странам разрешается сохранять TRIMS в нарушение статей III и XI ГАТТ, при условии, что эти меры соответствуют условиям статьи XVIII ГАТТ, которая позволяет им игнорировать определенные положения ГАТТ 1994 года из-за требований экономического прогресса.

Статья 5 устанавливает правила уведомления и предусматривает переходные режимы. Страны-члены должны сообщать ВТО обо всех существующих торговых аспектах инвестиционных мер в течение 90 дней. 5 Страны, которые поддерживают TRIMS, должны были изменить свои национальные законы и институциональные правила в течение соответствующего переходного периода. Продолжительность переходного периода зависит от уровня развития страны. Развитым странам дается 2 года, развивающимся странам – 5 лет, а наименее развитым странам – 7 лет. Развивающимся и наименее развитым странам разрешается продлевать переходный период.

Статья 6 вводит обязательства по прозрачности. Страны-участники обязуются соблюдать положения Статьи X GATT 1994 года, касающиеся Уведомления, Консультаций, Урегулирования Споров и Надзора. Страны-участники должны сообщать Секретариату о выпущенных документах, где могут содержаться TRIMS, включая документы, выпущенные и применяемые региональными и местными властями. Страны-участники должны предоставлять достаточную возможность для консультаций в ответ на любой информационный запрос, полученный от какой-либо другой страны-участницы ВТО.

Статья 7 учреждает Комитет по торговым аспектам инвестиционных мер, который отвечает за мониторинг деятельности и реализацию обязательств Соглашения. Комитет, открытый для участия в нем всех членов, ежегодно отчитывается перед Советом по торговле товарами и собирается как минимум дважды в год, а также по требованию какой-либо страны-участницы.

Статья 8. В данной статье Соглашением устанавливается, что положения Статей XXII и XXIII GATT 1994 года, сформулированных и применяемых в рамках Понимания об урегулировании споров, также применяются к консультациям и урегулированию споров, касающимся Соглашения TRIMS.

Статья 9. Согласно этой статье, действие Соглашения должно по плану рассматриваться Советом по торговле товарами в пределах пятилетнего периода с даты вступления Соглашения в силу. При необходимости, на Встрече министров Совет должен предлагать внесение поправок.

Приложение 2. Другие соглашения об инвестициях

До того, как Соглашение TRIMS вступило в силу, регулирование мер, ограничивающих иностранные инвестиции, обеспечивалось лишь небольшим числом международных соглашений, которые были довольно ограниченными в плане содержания и охвата стран.

Одним из таких соглашений была ^ Гаванская Хартия Международной торговой организации, которая содержала положения об отношении к иностранным инвестициям в главе об экономическом развитии. Эта Хартия так и не была ратифицирована, и лишь ее положения о коммерческой политике были включены в Генеральное соглашение о тарифах и торговле (GATT).

Еще одним соглашением стала ^ Резолюция по международным инвестициям для экономического развития 1955 года, принятая участниками GATT, которые призвали членов ВТО к заключению двухсторонних соглашений, чтобы обеспечить защиту и безопасность иностранных инвестиций.

Создание комиссии FIRA ( комиссия по Акту о проведении оценки иностранных инвестиций), возможно, стало наиболее значительным событием с точки зрения инвестиций, предшествовавшим Уругвайскому раунду. Это было постановление, принятое в 1984 году в ходе разбирательства спора между Соединенными Штатами и Канадой; было обнаружено, что некоторые операции, связанные с закупкой продукции из местных источников, не соответствовали обязательству GATT «О применении национального режима». Решение комиссии в случае FIRA имело большое значение, поскольку подтверждало, что существующие в рамках GATT обязательства относятся и к требованиям к показателям деятельности, налагаемым правительствами в инвестиционном контексте, если такие требования означают меры, искажающие торговлю.

В настоящее время вопросы, связанные с иностранными инвестициями, регулируются многочисленными инструментами, включая

  • ^ Двухсторонние инвестиционные соглашения или ДИС. В настоящее время это основной инструмент регулирования прямых иностранных инвестиций. По данным UNCTAD, сегодня существует более 2100 двухсторонних договоров. Большинство этих договоров подписано между развитыми и развивающимися странами, но в последнее время число договоров между развивающимися странами увеличивается.

  • ^ Региональные инвестиционные соглашения, которые существуют либо как отдельные инструменты, либо включены в более широкую схему регионального преференциального торгового соглашения, такого как ЕС, NAFTA и многие другие региональные объединения.

  • ^ Многосторонние инструменты, такие как Инвестиционные принципы Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АРЕС) (не являющиеся обязательными) и Кодекс движения капитала или Декларация об инвестициях и многостороннем предприятии (ОЭСР).

Соглашение ВТО содержит «ограниченные положения о некоторых торговых аспектах иностранных инвестиций». Вопро сов инвестиций непосредственно касаются два крупных соглашения:

  • Соглашение о торговых аспектах инвестиционных мер (^ TRIMS); и

  • Генеральное соглашение о торговле и услугах (GATS).

Соглашение TRIMS уже было рассмотрено выше. Соглашение GATS касается иностранных инвестиций в сфере услуг, если они представляют собой способ предоставления услуг посредством «прямого коммерческого присутствия» в стране-участнице ВТО. Соглашение GATS обязывает все страны ВТО соблюдать принципы прозрачности и режима наибольшего благоприятствования, при этом возможны исключения.

Еще три соглашения, возможно, имеют косвенное влияние на инвестиции, хотя инвестиции не являются главным предметом какого-либо из них:

  • Соглашение о субсидиях и компенсационных мерах (ССКМ — ASCM)

  • Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (TRIPS) (см. Модуль

  • Соглашение о государственных закупках.

Справочная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://ddmfo.ru/kontrolnaya/soglashenie-o-torgovyih-aspektah-investitsionnoy-politiki-trims/

Barba Navaretti, G, Venables, A.J. et al., 2004, ‘Multinational Firms in the Wo rld Economy’, Princeton University Press, forthcoming

Mc Culloch, Winters and Cirera, 2002 ‘^ Trade Liberalisation and Poverty: a Handbook’, CEPR, London

World Bank, 2004, ‘Russian Economic Report’, World Bank Moscow Office

Адно Ю.Л. Россия на пути в ВТО: отраслевой анализ. — РАН ИМЭиМО, 2001.

Андрианов В.Д. Иностранный капитал. ЭКО, 1999

Андрианов В.Д. Россия: экономический и инвестиционный потенциал. М., ОАО издательство «Экономика», 1999.

Бандурин В.В., Рацич Б.Г., Чатич М. Глобализация мировой экономики и Россия. М., Буквица, 1999.

Безруков В., Сафронов Б., Марковская В. Конъюнктура инвестиционного рынка. Экономист, 2001

Брич А., Лисоволик Я. Присоединение России к ВТО: проблемы и перспективы. Обзор экономики России. М., Прогресс-Академия, 1998.

Вознесенская Н. Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт. М.’.Юридическая фирма » КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2002.

Вопросы экономики. 2001

Винокуров Е. Международное антимонопольное регулирование и ВТО. МЭиМО. — 2000.

Внешняя торговля на рубеже веков. под ред. С.И. Долгова. — М.,2001.

Всемирная торговая организация: документы и комментарии. Издание ТПП РФ. — под ред. С. Смирнова. в2-х томах. — М., 2001.